Category: армия

dusya

аква-нуриев

Утро, деревня, мама, пьем кофе на веранде.

... - Да, это старый ковер из твоей комнаты. Но в химчистку его не взяли, отказались. Потому что собака зассала его до такого состояния, что даже в химчистку не берут. Но твой отец не отчаялся, нет! Он сам постирал ковер. И повесил его сушиться на солнце. Но его некуда больше было вешать, кроме как на лодку, которая тоже сушится. Поэтому теперь наша лодка выглядит как могила Рудольфа Нуриева. И когда я на нее смотрю, мне вспоминается Париж. 

Поистине, кости наполеоновских солдат метафорически прорастают тенью парижских кладбищ.



dusya

Линор Горалик. Устное народное творчество обитателей сектора М1

Руки-ноги

Пошел один барин в поход и привез себе пленную турчанку. Вскоре родился у них сыночек, по большой любви, но только за грехи отцовские родился он совсем без языка, да так без языка и жил. Мать и отец его любили-хранили, пока не умерли, а сын их понял, что надо ему теперь искать, на что жить. Вот он научился так пальцами щелкать, что у него из этих щелканий складывались обычные слова, какие другие люди языком выписывают. Пошел этот человек и нанялся на службу: царского сына уму-разуму учить.

Царевич был мальчик добрый-предобрый, но только очень много вопросов задавал, - и всё такие, что в два слова не ответишь, а надо аж от Милюкова с Керенским начинать. Да еще на беду очень царевич быстро все схватывал и сразу новый вопрос задавал, так что человек этот едва успевал пальцами щелкать, аж ногти у него к вечеру синели. Так что когда царевичу пошел третий годок, стали у этого человека пальцы гореть да отваливаться один за другим, и так этот человек весь от рук до сердца изнутри прогорел.

Лежит человек у себя в мансарде, умирает и думает: «Умереть-то я умру, да только я не скотина, — душа моя куда пойдет?» И все ему кажется, что стоит над ним царевич и говорит: «Дяденька Василь Андреевич, покушай свежего сена!» - и пучком сена ему в рот тычет; а сено такое сочное, душистое, - так бы и съел. Откроет человек рот — ам! - а ни царевича, ни сена. Так этот человек, не поевши сена, душу-то и отдал.

Вот лежит он ночью холодный, а в двери вдруг — стук-постук, да как запахнет сеном! А человек этот и ответить не может: ни души у него, ни языка, ни пальцев. Тут дверь тихонько заскрипела, и входит в мансарду коровка, - сама махонькая, бока серенькие, лоб черненький, одного рога нет. Подошла к человеку, полизала его длинным языком, он и очнулся, а только изнутри пустой и двинуться не может. А маленькая коровка ему и говорит: «Я, Василь Андреевич, душа твоя сереброструнная». Подивился на это человек и думает ей: «Вот ты как! Чего же тебе от меня надо?» А маленькая коровка ему отвечает: «Зачем же ты меня, дяденька, отдал? Теперь хотят меня на царскую службу приписать». «Большое дело!» - думает в ответ человек, - «Я служил, и ты послужи». «Легко тебе было в палатах служить», - говорит ему маленькая коровка, а у самой слеза катится. - «А меня на войну посылают». Удивился в мыслях человек: «Да кому ж ты нужна на войне, душа ты мелкая?» А маленькая коровка ему и отвечает: «Хотят меня в святые заступники определить, чтобы я оторванные руки-ноги солдатские опекала и грехи их перед Господом отмаливала, а то им покоя нет. Что ни война — так руки схватят себе какие ноги, а ноги как пойдут к солдату домой да как примутся дверь топтать: «Солдат, дорогой! Мы тебя не забыли, в кровь истоптались, а тебя, яхонта, отыскали! Накрывай на стол, давай праздновать!» Ребятишки солдатские ревут, баба в угол крестится, а рукам-ногам обидно: они за Родину воевали, в кровь себя истоптали, а им не рады. Вот и пойдут по простоте солдатской всю квартиру крушить, даже обои посрывают. А какой из меня для них святой заступник? Руки-ноги то, чай, солдатские, - вот уж погрешили - так погрешили, натоптали - нахватали, нарубили — настреляли, а я за них мучайся. Не хочу я перед Господом за чужие грехи просить, хочу свои отмаливать!».

Пожалел человек маленькую коровку, да ведь и недаром он у царского наследника три года в учителях ходил. Вот он маленькой коровке и думает: «Пойди, душа, скажи рукам-ногам: буду я вашей святой заступницей, да только вы все делайте, что я скажу, а если кто не послушается, того пополам переломаю. Да и погляди, согласятся ли».

Маленькая коровка пошла на войну, да как бой кончился, собрала всех своих подсвятков и говорит им: «Ну, буду я вам святой заступницей перед Господом Богом, да только поклянитесь мне, что во всем будете меня слушаться». Руки ноги как пошли сгибаться: «Клянемся, матушка!» Делать нечего, стала маленькая коровка им святой заступницей перед Господом, святость ей то кости ломит, то спину гнет, а что делать — непонятно. Со страху прибежала ночью к человеку безъязыкому, а его уже в гроб уложили. Маленькая коровка в двери мансарды — стук-постук, вошла тихонько, полизала хозяина языком, тот и очнулся. Маленькая коровка ему и говорит: «Что ты, безъязыкий, наделал! Мало что меня отдал, так еще я теперь стала рукам-ногам святой заступницей, даже и уши некоторые ко мне нынче приползли, - как мне теперь быть? Святость мне кости ломит да спину гнет, не хочу я перед Господом за чужие грехи просить, хочу свои отмаливать!»

«Это не беда», - думает коровке мертвый человек. - «Пойди, душа, поутру, собери снова руки-ноги собери да скажи им: «Как я теперь ваша святая заступница, беритесь-ка, ноги, в руки, да ступайте своих солдат искать, а я буду за вас дорогою Бога молить»». «Это можно», - говорит маленькая коровка, - «Да только что я за них Богу скажу?» «Эх ты, глупая», - думает ей человек, - «Что тебе Бога тревожить? И без твоих молитв они солдат своих находили, так и теперь найдут».

Маленькой коровке терять нечего, собрала она после боя солдатские руки-ноги и говорит: «Ну, ступайте теперь своих солдат искать, - то-то они по вам скучают! А я за вас буду тем временем Бога молить». Те и обрадовались, руки ноги похватали, да как потопали, - по всем дорогам во все края идут, аж земля под ними гудит. Маленькая коровка еще пуще испугалась, побежала ночью к своему человеку, а его уже в церковь перенесли. Маленькая коровка церковные ворота единственным рогом поддела, вошла внутрь, подошла ко гробу, полизала покойника языком, он и проклюнулся. «Что ж ты, плохой человек, делаешь со мной?» - плачет маленькая коровка. - «Я ведь душа твоя, а ты меня мало, что отдал, так еще и беду навел! Уж почто я не хочу святой заступницей быть, за чужие грехи просить, а хочу свои отмаливать, - так еще и новых грехов на душу взяла! Мало что подсвятков своих обманула, да веди вдобавок они придут к солдатам, баб с детишками напугают, солдата покоя лишат, сами осерчают и квартиры ипотечные разнесут!» «Хоть ты и ученая моя душа, а корова и есть», - думает ей человек. - «Как придут руки-ноги к солдатским домам, на лифтах подымутся, соседкам поклонятся да примутся двери топтать, - тут ты им всем явись да вели перво-наперво к солдату под кровать заглянуть. А теперь и ступай отсюда, мне отдыхать пора».

Вышла маленькая коровка из церкви, еле утра дождалась и видит: пришли руки-ноги к солдатским домам, на лифтах поднялись, перед соседками посгибались да и принялись двери топтать: «Солдат, дорогой! Это мы, твои руки-ноги любезные!» Тут маленькая коровка им всем и явилась. «Так, - мол, - и так, как я есть ваша святая заступница, то велю вам прежде всякого дела солдату под кровать заглянуть, а кто будет мне перечить — того я пополам переломаю». Руки-ноги как пошли сгибаться - да прямиком в солдатскую спальню. А только вместе им под кровать не залезть: пришлось рукам ноги отпустить, а ногам на бок лечь. Заглянули руки-ноги под кровать — а там деревяные руки-ноги лежат, да такой казённой красоты! Лакированные. Увидали деревянные руки-ноги непрошеных гостей — и давай их лупить: «Эх вы, рвань!» Старые руки-ноги как заплачут, как закричат: «Не бейте нас! Силища в вас страшная, клейма на вас государевы, вы по подобью нашему сделаны: будем вас за новых богов чтить, с утра до ночи перед вами гнуться и всю солдатскую работу по дому делать!» Выскочили старые руки-ноги из-под кровати да и бросились солдату по дому помогать: кто елку выносить, кто лампочки менять. Как увидала это маленькая коровка, так святость ее и попустила, и пошла она свои грехи замаливать.

А кто спросит меня, - чай, к безъязыкому-то человеку его пальцы тоже приходили? - тому я скажу: «Нет!» Потому как разве это война — царенышей грамоте учить?


(http://linorg.ru/zoneM1.html, новая книжка, совершенно потрясающая).
dusya

о проблеме смерти автора в современном сновидческом пространстве

Все время забываю записать интересный момент.

Неделю назад мне снился любопытный сон: какая-то гражданская война где-то, кругом ужас, революция, террор, толпы вооруженных людей в форме и без формы, на улицах кровь, беготня, перестрелки, крики, кровища. В общем, полный коллапс и непонимание, и я там тоже где-то шатаюсь по улицам, убегаю от кого-то и т.п. - в общем, я как будто попала в достаточно оживленную и натуралистичную современную геополитически-военную кинохронику, что ли. И вот вижу, как группа вооруженных людей кого-то преследует в неположенном месте и стреляет в них из автоматов, потом поворачивается и смотрит на меня, подходит ближе и направляет на меня эти самые автоматы. Я стою, окруженная этими людьми, и говорю им:

- Вы что, ебанулись? Вы не должны меня видеть. Я - автор!

- Автор чего? - спрашивают они.

- Автор СНА, блин! - злобно отвечаю я.

После этого они дальше ушли расстреливать мирных жителей, а я тоже ушла куда-то по своим делам.

Это ощущение полнейшей безнаказанности меня потом еще долго радовало - кажется, это первый случай в моей персональной практике, когда сновидец мало что осознал себя таковым в процессе сна, так еще и смог достойно сообщить об этом сущностям, в этом сне с ним коммуницирующим. Мне кажется, здесь есть какой-то ключ к управлению событиями в реальной жизни, но лучше об этом не задумываться, наверное.
dusya

ду хаст фершлафен

Ходили на парад, играли в Рамштайн и веселых инсультников, я всю дорогу подпрыгивала и кричала "Ой! Выстрелы в моей голове! Инсульт!", Адэле было холодно и валерьянка; до этого полчаса в переполненном метро я сидела на полу, мрачно зарисовывала портреты душевнобольных, почему-то подозрительно вокруг меня столпившихся (мне хотелось создать особую подземную типологию душевнобольных, и, кажется, это почти получилось), слушала Раммштайн и писала Адэле соответствующего содержания задиристые злые СМСки: "Du hast alles verschlafen! Der Parad ist da!".

Когда мы наконец-то вышли на поверхность, оказалось, что на парад нас не пускают, несмотря на почетные ветеранские билеты на трибуну гэ, потому что весь белорусский народ необходимо пропустить через металлоискатель, и тот народ, что с почетным ветеранским билетом, тоже. Пришлось встретить колонну танков в огромной очереди к металлоискателю у оранжевого мостика через Свисл, там мы и сплотились с народом в каком-то непреодолимом общем горе.

- Косметику, всю косметику отнимают! - жаловались девушки, убегающие от металлоискателей прочь, прижимая к сердцу разноцветные тюбики и баночки - Бегите отсюда!
- Помаду губную отобрали, лак для ногтей! - это крики в толпе, - Всю косметичку перерыли! Хрен я им ее отдам! Пилочку - и ту забрать хотели.
- Они все надеются переночевать не дома, поэтому носят с собой всю косметику сразу, - назидательно сказала Адэля и я подумала, что толпа ее разорвет на части, тем более, что она все время постоянно бубнила что-то: мой народ... я с народом Беларуси... вот я стою с тобою вместе в этот праздничный день, мой народ... Таня, Таня, а все эти люди вокруг - ЛУКАШИСТЫ? (тут уже начали оборачиваться, но мы в строю крепко, независимо, зонтом отгородились).

- Крем для рук... бу-бу-бу, блеск для губ... бу-бу-бу,  лак для волос! Всё отнимают! - выли женщины.

Над нами начали летать истребители: низкие, тяжелые, немного проваливающиеся и очень медленные.

- Я не зря все утро слушала Rammstein, - громко сказала я, - Я чувствую, что тут будет такая же трагедия, как в Рамштайне. Ты знаешь про Рамштайн? Там на параде самолет упал в толпу. Кстати, мне постоянно снится, что я умираю такой вот смертью. Что на меня сверху падает самолет. Ой, ой, смотри, как классно, они сейчас заденут друг друга крыльями!

Действительно, один самолет жутко шатался и пытался задеть другой крылом.

Адэля сказала, что это демонстрация маневренности, и что все вокруг лукашисты, и еще валерьянка, у нее заберут валерьянку, как же так.

- Женщины - отдельно! Женщин в отдельную очередь! - орали у металлоискателей. Все это начало напоминать концлагерь - когда женщин сгоняли в отдельную очередь и заставляли сдавать всё: вещи, золото, ценности, металлические предметы, волосы стричь тоже.

- Слава Богу, хоть серьги-то оставили, сережки. Мама, а я был уверен, что тебе придется сережки из ушей вынимать! А нет, осталась с сережечками, хе-хе. - очень противным голосом сказал какой-то совсем маленький мальчик; это жутко насмешило такую же маленькую девочку, отчего она громко заржала: "ГАГАГАГА!".

Все тут же обернулись на нее. Повисла зловещая тишина.
- Девочка не должна так смеяться, ты что! - сказала Адэля.
- Ну ты и паршиво ржешь, ваще стыд! - сказала мама девочки.
- Да, очень неприличный смех, кошмар, - дружно подтвердили в толпе.

Девочка жутко смутилась.
- Девочка вообще должна смеяться так: хихихихи, - объяснила Адэля, - А не ржать: ГАГАГА!

- ...Прикинь, - вещала сзади одна дева-подросток другой, - Мы, короче, смотрели этот новый фильм про войну. В кинотеатре. Ну, этот, про войну, типа. Так там, короче, прикинь, кишки выворочены, руки оторваны, и трупы такие лежат всюду - и дышат. Трупы. Ваще пипец.

Кинематограф Михалкова, сериал "Школа", вот в какой точке они сплетаются в тоненькую девичью косичку, бантики-ленточки, капли в нос (это у Адэли отнимают капли в нос) и валерьянка (валерьянку оставляют).

- Включите фотоаппарат! - скомандовали мне. - Откройте кошелек! Что это за баночка? Что значит - мазь от простуды?

- А вы понюхайте.

Понюхала: фу-у-у, очень неприятный запах, забирайте, нам это не надо.

Перед ними была целая гора дешевой белорусской косметики и гора поменьше из пилочек для ногтей. Белорусским женщинам придется ночевать дома, какая чудовищная жестокость.

Мы попали на парад, но он закончился - по проспекту уже шло усталое столпотворение детей-спортсменов, пахло терпким подростковым потом, резиновым мячиком и спортзалом, под мостом текли байдарочники, где-то сбоку стояли абсолютно реквизитные, кинематографичные танки, в которых сидели люди-клоны с одинаковыми лицами - это биологическое оружие, поняли мы, и я снова сказала "Ой!", а потом извинилась: "Это у меня инсульт, в голове стреляет". Рамштайн, парад, метеозависимость. Вспомнила утро из ранней юности - выхожу на балкон, а там прямо на меня идет вертолет военный, сумрачно заваливаясь, так я просто шторку задернула, не на что здесь смотреть.

Вообще я просто хотела написать, что дядюшка Слизи, кажется, немного спятил, но кому это интересно.

dusya

Мумифицированные продукты. Вместо письма.

Каждый май прекрасные гости из Москвы забывают у меня зубные щётки. Я по ним ворожу - будет ли дождь (и всегда дождь), выйдет ли сестрица замуж (и всегда выясняется, что вышла давным-давно, да и нет у меня сестры). Дышать сложновато: наконец-то всё время занимают чешуйчатые бумажные животные - стенгазета "Варан", боевой листок "Геккон", а под поребрик на днях иеговисты подбросили подшивку "Сторожевой башни", теперь я читаю ее за завтраком (после завтрака я исчезаю). На этом компьютере буквы появляются через минуту после того, как их набирают - белый лист может быть использован в качестве биологического оружия (гномики смотрят телевизор, передача про генетическую модификацию манной крупы). Кстати, о гномиках - им провели MTV (в значении: новый альбом Dvar подразумевает жесткую подкожную ротацию).

Вчера я наелась кодеиновых леденцов, пошла в магазин выбирать мясо (по вечерам я люблю поговорить с мясом, наутро я отношу пропитанное монологами мясо назад в магазин), смотрюсь в мясное зеркало, увеличивающее объем продаваемых мяс, а моё отражение вдруг превращается в блюзового музыканта Св. - только полностью чорного, как Мадди Уотерс. "Я тоже на таблетках и ничего не понимаю" - сообщило мне отражение, которому я жутко обрадовалась. Моя речь: [провал] доходит до того, что [провал помассивнее] на пресс-конференции Филиппа Киркорова! Отражение кивает: да, у него та же фигня. В мире есть всего два-три человека, которым я верю, когда они говорят про то, что у них "та же фигня". Фигня у всех разная, я на этом всегда НАСТАИВАЮ.

Краткое содержание не моей жизни: какие-то журналистки дерутся за право задать Филиппу Киркорову вопрос про несуществующее турне, мальчик Мишенька из кинофильмов Муратовой бросается певцу на стальную шарм-эль-шею, а тем человеком, который наконец-то открыл мне глаза на то, ЗАЧЕМ вообще я должна дописать диссертацию, неожиданнейшим образом стал Сергeй Мoстoвщиков - оперируя знаковыми системами во времени и пространстве, он рисовал прямо в воздухе огненные круги и жестяные дорожные знаки, и на это неумолимое пылание жести и истины сбегались какие-то странные люди, и когда людей стало слишком много, я поклонилась, исполненная мудрости и благодарности, и ушла домой.

И только во дворе, ночью, увидев в луже какие-то белые пыльные лепестки, я вдруг поняла: май, сейчас май. Оп-паньки. "И, честно говоря, мне стало страшно" (человек съел гамбургер, а утром он из него вышел живым человеком и сразу в школу, а за школу платить надо, в чем? а нечем). Эта секунда понимания мая длилась всего лишь несколько ледниковых пятикнижий, но вышла из этого невидимого воздушного лифта я с полным осознанием того, что же ИМЕННО не так с новым альбомом dEUS - pohozhe, Barman nakonec-to razobralsja so svoim personal'nym majem i vse to, radi chego on nachal dEUS, logicheskim obrazom zavershilos'. Это СМС, конечно же, просто мне ее некому отправить. Ни об одном событии уже некому отправить СМС, если после него прошло пять лет - такой закон, та же фигня, попробуй напиши там ниже, что у тебя та же фигня - увы, такое всегда выглядит как "эй! это же моё фото! я могу показать исходник!".

Уберите исходник, уберите. Надо сгонять в Москву за очередной порцией кодеина, этот я уже съела.
dusya

няня

Ваня и Ваня спустились в подвал; зажгли старую дачную лампу
у Вани в кармане нож, у Вани - боевой пистолет "Изумруд"
Ваня и Ваня об этом как будто не знают. "Конечно,  найдут. -
Ваня смеется - Капремонт, подземелье вскрывают и смотрят, а там ты
в виде невидимой груды мягких камней под ногами течешь
как река! глубока!". Ваня кивает и достает боевой пистолет
"Знаешь, а я ведь в тебя уже выстрелил". Ваня смеется в ответ
и, обнимая притихшего Ваню, звенит ему в ухо про нож
который, как мы понимаем, в другом ухе Вани гнездится уже
как жаль, что закончить придется на этом неловком ноже
вот, стихи написала в жеже


 

dusya

Девятого октября.

Мы стояли на площади и курили коровий навоз.
Кругом были военные. Фельмаршал сжимал в ладошке бабочку и хохотал. Сержант разговаривал по металлическому ромбику. Полковник собирал с земли осенние листья и засовывал их себе под плоскую смешную шляпу.
Один солдат вел за собой огромного щенка на поводке. Когда щенок упирался и не хотел идти, солдат кормил его семечками. Щенок жевал семечки и жмурился. Кругом плясали девочки из микрорайона, земля вокруг них была усыпана семечками.
Вообще, вся площадь была усыпана семечками.
Такое впечатление, что там на сцене усыпляют быков, это такое массовое мероприятие: подняли государственный флаг, созвали военных и начали усыплять быков.
Вначале быка усыпила Люся Лущик. Она была в таких роскошных шортиках, что бык уснул сам.
Группа "Этикаки" (так их назвал лучший оператор страны) усыпила четырех быков.
Группа "Водостокс" усыпила целых восемь быков. Но эти быки были кастрированы, так что не оценили.
Группа "Аннэ" усыпила только одного быка, самого старенького.
Самого крупного быка усыпила группа "Господь с вами", бык уснул от нежности к миру.
Потом я вспомнила, что сегодня день рождения Джона Леннона и уехала домой. Действительно, зачем мне цифровой фотоаппарат, если я действительно не умею выстраивать кадр и творить удивительные фотокартины? Я горжусь только одной собственноручно сделанной фотографией, портретом с первого курса, да и то это странного рода гордость, я не хочу об этом говорить. К тому же потом позвонили и сказали, что я потеряла самое интересное: выступает группа "Цветы Клена", быки копают ямы в холодном черноземе, а военные спят и дергают лапками, как щенки. Что ж, я встречусь с этим феноменом в другой день. Я чувствую в себе силы дожить до другого дня и посмотреть им всем в глаза: и феноменам, и обычным людям, и просто тихим сопровождающим, похожим на фонарики из детских ногтей.
dusya

День сюрпризов. Воскресенье.

День начался с сюрпризов. Вначале я намылила голову, и в эту минуту сломался душ - из него перестала течь вода. Если бы оттуда откровенчески излился компот или жидкий лошадиный глаз, это было бы более-менее в рамках ситуации - но just воздух - "air can hurt you, too!", воистину. Тогда я с грохотом легла на дно ванной и попробовала вымочить голову под краном, расположенным крайне низко. Тут в дверь, конечно же, позвонили. Голая и удивленная, я всмотрелась в глазок, там был Максим и еще какая-то девочка. "Открой, - сказал Максим, - Это твоя сестра! Двоюродная!". Я одела халат прямо на мыло, которое было всюду, даже на лице и в носу, и открыла дверь. Вошел Максим и красивая девочка-панк с пирсингом на лице. "Ого!" - сказала я и выдула из носа красивый мыльный пузырь. Через несколько минут я узнала в девочке свою сестру Екатерину За из города Гродно и несказанно обрадовалась. Правда, потом мыло начало щипать мне глаз, поэтому я только поздоровалась и снова убежала в ванную.

Потом пришел Янук Латушка и гордо заявил, что его забирают в армию. По этому поводу был произведен обмен. Мы ему - варенье из райских яблочек и кассету группы PULP, он нам - фунт колбасы. Правда, фунт тут же съела Машутка, которая как раз возвращалась с работы, где она уже зажевала одного-двух белорусских министеров, но министеры жилисты как козье вымя, еды с них никакой. Еще Янук привел Саныча. У Саныча были замечательные брюки и очень интеллигентный вид: мне даже постоянно было неловко, что мы наверное фрики и несем ерунду, а вот Саныч все запоминает. Правда, потом Саныч рассказал, как они оторвали воротничек милиционеру в метро, и я тут же перестала его опасаться! Потом мы купили белое мясо и поехали к Карпу и Аделе. Аделя мастерски потушила белое мясо и мы скушали его с чесноком, который не менее мастерски почистила Машутка. Потом мы выпили пиво и рассматривали картины Ольги По - прекрасные, удивительные картины! Дальше было совсем странно: Янук массировал Машуткины ноги ("Твои ноги ЗАЖАТЫ, Маша"), а потом ушел на кухню и завел с Аделей нравоучительный дискурс о веществах. Янук был вштыренный-вштыренный, зря он сегодня в военкомат пошел - если он будет разговаривать с ними, как вчера разговаривал с Аделей, его непременно отправят в батальон маленьких усачей играть на серебряном треугольничке. Карп был очень интеллигентен, но журналы "НАШ" все равно не вернул. Я же отчего-то очень хотела всем понравиться, поэтому вела себя вздорно и жалостливо: теребила Машуткино ухо, затевала с Аделей беседы о факультете дурналистики ("А правда, что профессор Качневский однажды курил в туалете карбид?") и фотографировала собственные портреты фотоаппаратом Янука. Глупо, очень глупо. Зато по дороге домой мы повстречали Полковника Гваделупо, который подарил каждому из нас по вяленой рыбке, бархатной маске лижущегося котенка и огромной пышной розе, похожей на горсточку малиновых птах, зажатых невидимой ладонью.
  • Current Music
    ska-p
dusya

Человека одолевает пыльный психоз: сюжет для лодочного кинематографа

I can still feel you
even so far away

Бороться с электрической пылью больше нет сил. Дошло до того, что я начала desperately слушать Nine Inch Nails и слезливо скучать по Параноиду. Это все в общем-то оправдано: отчего бы мне вдруг не затосковать по Параноиду? Я не видала его долгие пыльные годы, воспоминания - прах и пыль, вместо смеха осталась пыль, а когда-то ведь мы рыли тоннель в парке Че и катались на карусели вверх ногами: очень энергичные были дети, пока по офисам не разбрелись. Но пыль, но только пыль остается нам для грустных одиноких игр - вот я и играла с пылью в "Не распадайся, пыль", а пыль со мной резвилась в "Распадайся, Татьяна". С подоконника пыль снималась хорошо, она просто взнималась с него и туманными гусеничками оседала на шторах. С телевизора пыль не стирается - я провожу по ней тряпкой, она приподнимается, словно старенький спаниель гладкую седеющую главу на нежный свист - и ласково укладывается вновь, разве что не мурлычет в маревной неге. Когда дела мои стали совсем плохи, я начала швырять в окно чорствые пирожные "Масляный крем верхом на коржыке" под первый альбом Guano Apes. Пирожные остались со дня рождения, их никто не хотел есть: все ненавидят масляный крем. После этого мне позвонил Алесь По и сказал, что в армию он наотрез не пойдет.

- У меня будет болеть спина и течь сопли. Там у меня пропадет голос.
- В армии твой голос никому не нужен, сынок, - грустно сказала я, неожиданно для себя безумно распереживавшись за Алеся По. Алесь По - уникален, потому что он организовывает первый в истории Ozzfest в Беларуси. Оззи, ясное дело, он не позовет, но все равно - был бы Оззфест, а Оззи сам появится.

Когда разговор зашел о Федоре из группы "Голая манашка", Алесь По поспешно попрощался и убежал пить мать-и-мачеху. Я прибавила громкость, потому что играла "The great below" - соседка Фаина последнюю неделю слушала одного только Резничека, это непозволительный позитив, ей нужны слезы - держите слезу, Фаина, она нежнее змеи вползет в тебя. Nine Inch Nails - великая группа, она притягивает в жизнь то, из чего она никогда не будет состоять. В качестве иллюстрации незамедлительно позвонил Карп и торжественно сказал, что у него появился мобильный телефон. Я не знала, что ответить, и начала называть цифры, одну за другой. Цифры не совпадали и, пожалуй, это был единственно радостный момент этого глупого дня, бессмысленного дня, идиотского дня - ни одна цифра, представляете - ничего не совпало, вот где праздник-то истинный прячется!!!
- - - - - - - -
  • Current Music
    NIN - fragile