Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

dusya

д.а.п. (пророческое)

"Садится солнце за холмы
 Так, думаю, и я
 Уйду-исчезну, и меня
 Растений смутные умы
 Неспешно станут вспоминать:
 Ведь вроде тут вот кто-то, блядь
 Был
 Только что"


(точнее и грустнее некуда. воистину, блядь, ведь был только что)
dusya

От теоретии многих околозвездных фаун - к деталям примитивного космического корабля

Похоже, в тщательно и не без азарта составляемой мною уже в эти, последние, дни картине моих же прошедших 90-х сильно не хватало особой отточенности спектральных пликсиров многих мотивов и эмоций, которую можно увидеть в клипе Cardigans "My Favourite Game". Именно поэтому она была так безжизненна - и именно поэтому, вводя в нее соответствующую поправку, я надеюсь максимально приблизить ее к действительной архивной картине, максимально достоверно воспроизводящей ушедшие реалии и позволяющей в них разобраться с максимальной, почти сомнамбулической, точностью.

Стоило бы также добавить здесь что-нибудь об удивительном, бесконечно поражающим воображение мире таких животных, как муравьеды - в частности, какие у них любопытные повадки, склонности, предпочтения и пр.
  • Current Music
    The Stooges - Free and Freaky
dusya

Сколько уже можно

Вчера днем я в очередной раз ВЕРНУЛАСЬ в Будапешт - на этот раз, собственно, из нижеупомянутого пионерлагеря, дрейфующего по озеру Балатон свободной дохлой чайкой от полуострова к полуострову. Описание сейсмических явлений и мозговых бурь, украшавших мои курортные будни, последуют позже (очень сложно все это упорядочить, скажу только одно - это было ОЧЕНЬ здорово), сейчас я просто хочу сказать одно - увидев, что Будапешт наконец-то задолбал Пчелу ("Мне надоел Будапешт!" - сообщила она. "А что в нем конкретно тебе надоело?" - интересуюсь я. "Будапешт!" - кричит Пчела), я поняла, что мне необходимо что-то подобное - а то уже задолбало возвращаться в Будапешт, понимаете ли. Вчера, после пластикового стаканчика с "Уникумом" и какого-то подозрительно случайного джазового оупен-эйра ("Джаз меня ПРЕСЛЕДУЕТ!" - объясняла я сегодня всем, до кого могла дотянуться) я возвращалась темными пустыми улицами и загибала пальцы - один, два, пять, восемь, девятый раз я приезжаю в этот город, и это уже какой-то, простите, незавершенный гештальт, и необходимо найти какой-нибудь способ его наконец-то завершить (палинка не помогает, сегодня я уже пыталась как-то использовать ее в качестве спасительной дверцы в благодатные сады бессмысленности всего сущего, никакого эффекта, разве что бармен радостно заверещал, что у меня отличный вкус - вишневая палинка самая крутая). К несчастью, на этот раз я ограничена цифрами, пропечатанными в визе. С другой стороны, я могу насильно остаться жить у Пчелы на чердаке (там такой быстрый интернет, ах), но, боюсь, за мной придет кармическая полиция, и Будапешт попросту не успеет меня задолбать!

Пойду завтра пешком в горы дышать камнями - с другой стороны, тут похолодание и плюс восемнадцать, а на Балатоне было лето, жара и жирные лебеди табунами вдоль песка шаркают черными ходульками. Ностальжы-ностальжы, кого хочешь выбирай.

Это был дневник, а не лицературно выверенное произведение, при желании можно обнаружить опечатку-две и выслать ее (их) мне отдельным письмецом за вознаграждение. Кстати, в Минске в мое отсутствие крайне весело - говорят, вчера приезжал Дед Мороз со Снегурочкой, а сегодня наведывался Винсент Галло с каким-то невзрачным нимбом.
dusya

Издержки популярности. Слава и Вова.

Гуляя вчера в дождевом ботаническом саду, набухшем улитками и цветущим чубушником (который все почему-то называют "жасмин-жасмин!"), я встретила рок-музыканта Вову Пугача и ведущего теле- и радиопередач Славу Бондаренко. Они шли по параллельной аллее - неторопливые, замедленные, славно отдохнувшие после прогулки в саду. Возможно, они даже держались за руки. А может, и не держались - с чего бы им позволять себе такие трогательные вольности? Я увидела их, обрадовалась и начала махать руками - а они очень странно посмотрели на меня и пошли дальше.

Я потом все думала - странно, почему они так отреагировали.

А потом поняла - наверное, они издалека подумали, что я их поклонница! Ведь Вова Пугач поет в известной рок-группе, а Слава Бондаренко - телезвезда. И, видимо, они решили, что это какая-то девочка-фанат, поэтому и прошли мимо меня, не заметив - испугались, что кинусь на шею или буду требовать автограф с мачете у горла, всякое бывает.

Вот такие издержки популярности.

(мне иногда кажется, что кто-нибудь из них двоих читает мой ЖЖ, и я это специально написала, чтобы им стало неловко, хаха).

В саду же я ходила сквозь поле крапивы туда-сюда, видела с десяток угрюмо пристальных собак, выходящих из-под земли с совершенно одинаковыми лицами, а потом, рыдая, отдирала от кипящей ожогами кожи крошечных слизняков, набившихся мне между пальцами ног.

Еще мы нашли на помойке кучу сокровищ, в том числе "мелки писчие", портрет Иосифа Сакраловича Бурундучка, серию картинок с глубоководными рыбами и видами мяса, а также настоящий циркуль и кохиноровский карандашик.

Хотя там дальше уже идут совершенно другие истории, не предназначенные для осмысления.
dusya

(no subject)

Лучший способ излечения от полярной ночи в собственной голове - побрить ее наголо или купить билет на поезд. Можно никуда и не исчезать, но если даже просто бродить по улицам с билетом в кармане, время будет вынужено слегка приостановиться. Да и вообще, если за что-то в этом мире и стоит платить, то исключительно за возможность уехать.

  • Current Music
    Architecture In Helsinki - It's 5
dusya

Уродливая чужая реальность.

Цианида гадала Персевальде на кофейной гуще.
- Дорога, лес, пустое дерево без ветвей, крохотная антилопа роет нору в земле, - тихо говорила Цианида.
- Это мое прошлое дорога, я сама бездетная пустое дерево без ветвей, душа моя пугливая антилопа в земле не спрячется, - истерическим голосом интерпретировала услышанное Персевальда.
- Чорный камень лежит посреди озера, - шепчет Цианида об увиденном, - Рыба с плавником из латуни. Шерстяная сковорода висит в небесах вместо луны.
- Чорный камень – это мой муж Стреклам, - тихо плачет Персевальда, - Это он висит у меня на шее. Озеро – это моя теща Вифа Федотовна, муж весь внутри нее лежит психологически. Рыба – это моя дочь Опра, она недавно выкрасила ногти в латунный цвет. Сковороду вместо луны я видела как-то в небесах, когда отравилась в гостях испорченной семгой. Какой страх, какой страх получается, Боже.
Цианида злится на Персевальду с ее идиотской саможалостью, она опрокидывает кофейную чашку и идет на балкон курить. В окне она видит высокого человека с фонарем в руках, идущую пешком по асфальту низенькую изящную утку, купающегося в ночной лужице веселого спаниеля, маленьких голеньких детишек, сидящих хохотливым рядочком на каштановом дереве, жотлый спортивный автомобиль «Ахура», плачущего футболиста, старушку с кошкой вместо парика и мальчика, которого тошнит лиловым вином молодости. Ее передергивает от того, что в комнате ее ждет эта жалкая Персевальда, она аккуратно выходит на карниз дома, крохотными шагами доходит до ближайшего открытого окна, что-то кричит соседям через стекло, и через их квартиру, полная благодарности и обещаний долгой счастливой жизни, счастливая выходит на улицу.

Ее судьба состоялась и исполнилась со всеми символами.
Судьба Персевальды так и осталась неизвестной – она сидела в пустой квартире до следующего утра. Утром она с трудом нашла телефонный аппарат, с которого и позвонила своей дочери, чтобы она вызволила ее из этого ужасного, ужасного чужого дома, из этой уродливой чужой реальности, где шерстяная сковорода висит в небе вместо луны.
  • Current Music
    james - we're going to miss you
dusya

Новые пластиночки

Вышли новые пластиночки! Какая чудесная осень! Появились денежки (тьфу-тьфу-тьфу), желтеется в озере глянцевый лист, в травах блуждает осенний зверек.

CAKE записали пластиночку "Pressure Chief".

А вот THERAPY? - альбом "Не извиняйся, не объясняйся!". Как раз к моей нынешней коммуникационной ситуации.

Кому-нибудь из вас нравятся музыкальные оркестрики CAKE и THERAPY? Ну, или один из них - это совсем разные организации, одна с трубачем и канадским лесорубом, в другой поет настоящий Дядюшка Ау.
dusya

РОЗА

Она собирается сдохнуть - ее жрет клещ. То есть нет, сдыхать она не собирается - в знак протеста она цветет сдвоенными, душными и предсмертными цветами. Клещ не ест цветы, они ему противны. Поэтому на ней нет листьев, на ней только цветы. Смотреть на все это у меня сил нет и душа разрывается. Разорванная душа - плохой помощник в делах сердечных. Не лезьте вы ко мне, милые, с делами сердечными, стало быть - лучше помогите клеща извести. В озере студеном страдалицу-то мою я купала, и в проруби ее ополаскивала, и в полиэтиленову кисею заворачивала, трепеща от бессилия - ан нет, проходит дня три-четыре, и снова окаянный по листу ходит, хлорофиллом хрустит, во снах является острым лезвием. А цветок-то мне дорог чрезмерно, мне его друг сердечный подарил давным-давно, подарил да и ушел насовсем - имею в виду, совершенно насовсем, вообще, не от меня ушел, а совсем ушел, ото всех. Вот и думаем, вот и страдаем - что делать, как дрянь ползучую уничтожить, как последнее средство коммуникации сохранить. Ежели у вас, мил человек, совет найдется - подбросьте что-нибудь, у?
dusya

There There

Бубенников любил Флору. Бубенников любил Янину Корольчик. Бубенников любил Осетра. Осетр ходил в Обь на нерест. Янина Корольчик толкала ядро. Флора любила оральный секс и дареного коня. Бубенников был несчастен. Он не любил нерест, он не понимал его. Ядро выпадало из его мягких рук. Оральный секс казался Бубенникову ямой под ногами. Дареный конь смеялся над ним, обнажая роскошные зубы. У Бубенникова была несчастная любовь, и он знал, что должен испить эту чашу до дна. Понимал его только Осетр.
"Брат Бубенников, я знаю, о чем ты думаешь, - грустно говорил он, высовывая голову из ванны, - Ты успокойся, ты просто забудь обо всем - ты смотри на небо, там каждое утро, на небе, будет для тебя записка написана".
Бубенников верил, но вера делала его вдвойне несчастным.
dusya

день рождения джона леннона

И заснуть не получилось - и наверное истошно рыдала до утра, только не внутри, потому что никаких слез и селевых потоков, скорей это было снаружи, все крошилось и разрывалось, космос лопался как рыбьи глаза и ничего как раньше. И не понятно ничего - отель миллион долларов в пальцах трепещет - "Альгиз, ты его не смотрел? Не может быть - ты последнее время живешь так, как будто смотрел его раз сто..." - да ладно, всем бывает плохо, у меня рассыпался Космос за пределами понимания - и что?...

Очень хотелось выйти на холодную кухню и покурить среди растений, но я не курю, вот вопрос.

Одно из растений мне отомстило за одиночество - запуталось о штору и, истошно спасаемое всеми моими конечностями от падения оземь, исцарапало мне все руки. Если бы ему подвернулся кот, он бы исцарапал меня котом, но он исцапапал меня растением, похожим на кактус.

Это может быть связано с днем рождения Джона Леннона, который я в детстве некрофилически раскапывала песочной лопаточкой, или еще с чем-нибудь, или не связано совсем - может, просто осень и я посмотрела "Догвилль", который оказался ожидаемо омерзительным.

Хочется слушать готику и 80-е.

You betrayed me. You fucking betrayed me. И никак иначе.