deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Category:

Лето 91

30 августа

Третий день немыслимой жары и предпоследний день лета - и, мне почему-то это не забывается и не выветривается - зачем-то день рождения Лукашенко. Мы с блогером А. и ребенком Д. выбираемся на брайтонский океан - и пока я обессиленно фотографирую пол, стену вагона метро, блогера А. и ребенка Д. в одинаковых разноцветых феминистичных шапочках (на мне масонская кепка и белая футболка с надписью "Медленная. Тупая", так называемая дизайнерская футболка выходного дня) и кое-как выхожу из поезда, путаясь в бутылках воды и чужих разлетающихся пляжных зонтах, блогер А. успевает сделать пару бойких видео о том, как хороши брайтонские пирожки с картошкой по доллар пятьдесят и ватрушки с вишнею по доллар семьдесят пять. Я так не умею, я медленная и тупая, и около океана я выливаю на себя, наверное, полгаллона цинкового гроба (мои противосолнечные белила сделаны из цинка, это я что-то экологическое, анти-химическое случайно купила, не подумав), став белой и солнценепроницаемой - после чего ощущаю, как меня буквально нагревает изнутри, словно я попала в микроволновку: плюс 36, ни ветерка, ничего, и люди будто зомби бредут к воде и падают в нее и пьют из нее отвар из соли, медуз и миниатюрных полосатых рыб. Я просидела среди рыб часа три, изредка выбираясь в раскаленное солнечное смрт, в основном, чтобы подивиться тому, насколько быстро прогревается человеческий организм, вообще как все быстро прогревается.

Рядом какой-то малыш энергично рыл яму для кукол, потом начал хоронить их заживо, тыкая лицом в песок. Возможно, это была казнь - я вспомнила, что у меня во сне было что-то похожее, я была одной из таких кукол. Ребенок Д. ужаснулась:
- Зачем он делает это с пупсиками? Каждый такой пупсик стоит тридцать долларов, между прочим! Это же куклы Лол!
- Д.! - тихо и торжественно произнесла А., - Задумайся на секунду. Все эти люди тебя ПОНИМАЮТ.

Тем не менее, невозможно не обсудить крохотную белокурую девочку, которая притащила на пляж настоящую лопату - с желтым черенком. Такими лопатами обычно окапывают могильные холмики. Белокурая девочка была царицей пляжа - буквально за полчаса вырыла настоящий окоп. Если бы полицейский вертолет, последние пару часов кружащий над пляжем, начал палить по отдыхающим с воздуха, девочка и ее семье выжили бы, схоронившись в окопе.

Ближе к шести вечера началось светопредставление - с дальнего океана подул ветерок и вместе с ним с большой воды начало нести огромных, странной увечной формы, чорных хромированных стрекоз, похожих на гитлера (зачем я это написала? наверное, вспомнила, что как-то мы делали мультфильм для Саши про Гитлера, которого я вылепила из пластилина в форме стрекозы, словно это была самая естественная форма для гитлера). Стрекозы были грузны, тяжки, с ними было что-то фатально не так - они будто раздваивались, растраивались, состояли из трехлепесточного знака радиации - тройные тяжелые стрекозы. Их становилось все больше, в какой-то момент чорные стрекозы заполонили собой все. За чорными стрекозами прилетели серые грязные альбатросы и замяукали кошками. Все это стало напоминать сказку Чуковского, рассказанную пьяным ребенком. А потом прилетели мухи. Сразу все мухи мира. Скорей, с океана прилетела тьма в форме мух.

- Посмотри, у девушки на лице муха, - сказала Д. И правда, в воде стояла, прячась от стрекоз, девушка, выставив наружу лишь маленькое белое лицо, и натужно улыбалась, и у нее на лице, как жирная точка, сидела большая серая муха.

Я почувствовала уколы в ногах - оказалось, на мне сидели мухи и жевали меня понемногу. Я немного попрыгала и вдруг заметила, что прыгает весь пляж - мухи реально прилетели и стали есть голых беспомощных людей, намазанных цинком. Около меня скакал и извивался какой-то огромный гавайский мужик в длинных зеленых шортах, его голени были густо-густо, будто слоем шевелящегося чорного масла, покрыты жужжащими голодными мухами. Я никогда в жизни ничего подобного не видела. То же самое свидетели кричали воющему от боли гавайскому мужику:

- Парень, парень, тебя едят заживо! Мы никогда в жизни не видели ничего подобного!

- Все, - объявила я. - Сил моих больше нет. Я ухожу нахер с пляжа.

И бросилась бегом. Почему-то мысленно я связала наступивший апокалипсис с днем рождения Лукашенко. Но, возможно, это был какой-то ритуал по изгнанию лета из человека. Не знаю.

Сидели потом в кафе "Брайтонская Сова", которое 4 года назад открылось как хипстерский кофешоп, но потом по закону обратной джентрификации постепенно обросло брайтонской приметой сытости - кровавые вишневые вареники, лососевый блинчик со слезой, водонька с огурцом (к нашему эспрессо бармен приносит нарзан в ледяной рюмочке и шутит: а это водочка вам на прощаньице, милый, милый), пергидролевые цеци в леопардовых халатах - и тут я совершенно рада и счастлива, потому что когда это кафе только открылось, меня обуяла паника: хипстерское место! брайтон уже не тот! К счастью, Брайтон все еще тот, и всякое хипстерское место он вбирает в себя, поглощает и превращает в кофешоп на Привозе и коворкинг-спейс на Молдаванке, ура.

Рассказывали десятилетней Д. о том, какие у нас были веселые детские дачные игры во времена отсутствия смартфонов и компьютерных игр. Десятилетняя Д. искренне завидовала. Домик на дереве, восторгалась она, не может быть! Играли в индейцев, нападали на прохожих, которые шли с электрички, заставляли их целовать какую-то деревянную палку и присягать на верность вашей богине, надо же! Шалаш под елкой, куда можно было стянуть бабушкин фамильный сервиз! Рогатка, которой нам пробили глаз, ооо! Бомбочки из селитры! Бросать краденые патроны в костер! КРАСТЬ КРЫЖОВНИК В САДУ ДЯДИ КОЛИ! Казаки-разбойники! Глаза у Д. разгорелись, она оживленно (даже слишком) расспрашивала, как именно мы пытали пленных детей, и мы с ужасом начали вспоминать: оказалось, что А. привязывала соседнего дачного ребенка к муравьиному пню, мы у себя тоже привязывали детей к какому-то столбу и хлестали их крапивой, а также капали им на запястья расплавленным каучуком, спижженым на стройке (про топологию стройки как мифического пространства мы ребенку Д. уже рассказали).
- Но вы же мечтали, что вот бы у вас были, не знаю, смартфоны, правда? Вы бы нам завидовали, если бы узнали, что в будущем у детей будут такие штуки, да? - грустно спросила Д.
- Да! - ответила я. - У нас одному пацану из Германии привезли рации, две штуки - такие хрипящие чугунные дуры. Так он был круче всех. Мы его ненавидели. Мы хотели его задушить. А тут смартфон. Да мы бы все отдали за такое.
- Я очень хочу сделать тоже такое, - сказала Д. - Можно сделать в лагере игру. Например, в индейцев.
- НЕТ. - сказали мы. - ЗДЕСЬ НЕЛЬЗЯ ИГРАТЬ В ИНДЕЙЦЕВ.
- Ну может быть как-то по-другому можно...
- НЕТ. НИКАК И НИКОГДА ЗДЕСЬ В ИНДЕЙЦЕВ ИГРАТЬ НЕЛЬЗЯ.
- А вам было можно?
- Мы ничего не знали.

В битве между поколениями за счастливое детство мы постепенно выигрывали: все-таки у нас были шалаши под елкой, краденые яблоки и каучуковые ожоги, но и смартфоны у нас тоже появились и есть. А у них - только смартфоны и все. Впрочем, ребенок Д. вспомнила, как они играли в какие-то безумные ролевые игры с элементами контемпорари арта в детском саду - видимо, до 5-6 лет еще можно как-то справляться, а потом тебе дают смартфон и все. Зато ребенок Д. может быстро нарисовать в телефоне настоящий комикс - мы бы в наши 10 лет такое мастерство трактовали как исключительно магическое и никак иначе.

И это мы не рассказали ей о том, как вызывали Пиковую Даму! Все в следующий раз, следующим летом - только бы не выросла, так легко сейчас превратиться в подростка и все забыть, и все забыть навсегда.

*
В продуктовом магазине слышала прекрасное и мудрое:
- Знаете, хоть Брайтон и русский, но мы все-таки живем в Америке.
(это мужик выбирал огурцы и возникла какая-то драма)
А ведь и правда.

*
Приехала домой, наложила себе гигантское блюдо винегрета (все-таки я приехала с Брайтона, не с пустыми же руками, мы все-таки живем в Америке!) и посмотрела фильм "Хрусталь", который сняла белорусская девушка-режиссер Дарья - мы с ней одного возраста, только она в 17 лет уехала в Америку, а я - нет. У меня тут есть целая коллекция людей, которые в 17 уехали в Америку, а я - нет (я тоже собиралась уехать, но меня не взяли - мы все участвовали в одной и той же программе по обмену). Это важный момент, потому что, кажется, это первый и единственный фильм, который я посмотрела за все лето. Точно, единственный. Я уже успела прочитать о том, что всем россиянам фильм понравился, потому что Это Про Них и все было Точно Так Же (это фильм о 90-х в белорусской провинции, между прочим), а белорусы его, наоборот, невзлюбили, потому что Это Не Про Них и все было Совсем Не так. Тут, очевидно, что-то важное про разность между нашими народами. В итоге, посмотрев, пришла к выводу, что Все Было Так, как Было и этот фильм все-таки про меня - ну или если редко смотреть кино, то всякий фильм будет несколько про тебя. А может, это и правда такая штука, которую поймет только мое поколение - и тут не важно, кто уехал, а кто остался, если в этой точке мы сходимся и так тонко друг друга чувствуем и понимаем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments