deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Лето 90

Кажется, лето превратилось в настоящий марафон - добегая последние метры, чувствую, помимо одышки, как отваливается то нога, то рука, то челюсть, весь изначально выданный минималистичный человеко-комплект вдруг превратился в нагромождение лишних ног, человекочасов, аденоидов.

Второй день адской жары прошел в лихорадочном, чахоточном состоянии. Дома творилось черт знает что, кондиционер надул мне голову, шею, ухо, лимфоузел, артерию (снова суповой набор, привет), я пошла в кафе "Маленькие пропуски" завтракать ледяным йогуртом с кислыми ягодами и смотреть на хипстеров-бездельников, которым не нужно продавать свечи, о да! На работе тем временем долгожданная работа - все корпоративные клиенты вернулись из отпусков и начали покупать свечи ведрами. Например, Сохо Гранд Хилтон заказал 30 свечек, это где-то 17 килограмм воска в зеленых стаканчиках и синих коробочках, если что. Мы, разумеется, устроили автомобильную доставку - иначе 4 пакета со свечками никак не дотащить - и вдруг ко мне приезжает на скейтборде мальчик лет 14, похожий на Боба Марли, только хмурый и дреды еще слишком короткие, просто не выросли еще - и говорит: меня послали из Сохо Гранд, пакетик забрать хочу.

- Какой такой пакетик?
Мальчик брезгливо показывает мне телефон, там написана какая-то фигня:
"1х88920ТсСВЕЧИ"
Я ничего не понимаю.
- Свечи! - говорит мальчик с важным видом. - Доставка. Свечи.
- Какие свечи? - спрашиваю я.
- НУ ТУТ ЖЕ НАПИСАНО! - говорит он. - СВЕЧИ.
- Для кого?
- СВЕЧИ! - повторяет мальчик.
- Слушай, я не могу дать тебе какие-то свечи, потому что я не понимаю, для кого они, и у нас тут в целом как бы СВЕЧИ. Ты можешь уточнить?

Мальчик уходит наружу, кому-то звонит, потом возвращается и угрюмо сообщает: Сохо Гранд.

Я объясняю мальчику: ой, слушай, тут какая-то ошибка, это 8 ящиков и 4 больших пакета, они тяжелые. Мальчик впадает в депрессию, говорит упрямо, смотря в пол: мне сказали, там один пакет. Уточните. Сидит, никуда не идет.

Звоню Селин, говорю: у нас тут неожиданно мальчик, подростка послали, маленький, мрачный, на скейтборде, жара плюс 36, он сидит под кондиционером и не хочет уходить, уверяет, что один пакет. Селин говорит: гони мальчика, у нас тридцать свечей, мы заказали машину, не очень понятно, почему Сохо Гранд послал мальчика, может быть, это такой ритуал? Обмен мальчиками? Может, нам надо послать им маленького французского мальчика с булочками-бриошами? Я подошла к мальчику, говорю ему:
- Вы должны уйти, у нас нет ничего для вас.
Мальчик почти в слезах, договаривает по телефону со своими, очевидно, боссами:
- Мне только что подтвердили доставку! Там один пакет, они говорят!
- Я понимаю, - говорю я. - Но вот зайди сюда, парень. Смотри.
Показываю ему четыре пакета, каждый весом по 4 килограмма.

- Я понимаю, - говорит мальчик. - Но мне сказали: один пакетик, который я вполне могу донести так, по улице, на скейте. Дайте мне один? Должен быть же где-то один пакетик.  Точно должен.
- Вот четыре огромных пакета, мы так договорились, у нас переписка, в ней есть четыре пакета, - говорю я. - Вас в переписке не было совсем. Были четыре пакета. Вас не было.
- Мне сказал босс: один пакет и все, - повторил мальчик. Было понятно, что он не уйдет.
Я взяла чеки, положила перед ним:
- Смотри. Вот написано: Сохо Гранд. Сколько свечей? Тридцать. Одна свеча весит где-то фунт. Сколько будет весить 30 свечей? Как ты думаешь? Тридцать фунтов? Думаешь, ты дотащишь тридцать фунтов?
- Мне сказали - один пакет, - глухо повторил мальчик. За окном что-то загремело, он мигом подскочил и выбежал - вернулся уже со скейтбордом.
- Бля, его могли украсть, сразу надо было внутрь затащить! - сказала я. - Теперь смотри, вот наша рабочая переписка в айпаде. Смотри: Сохо Гранд просят 30 свечек, видишь? А вот мы пишем мессенджеру, который приедет с машиной. Вот он нам выставляет инвойс: 50 баксов. Видишь? А вот менеджер пишет: идите в жопу, это дорого, мы заплатим вам 35 и отвезете как зайчики, в прошлый раз было 35, не темните. Видишь? Вот он отвечает: хорошо, доставлю эти свечи за 35. Видишь, тут есть все, в этом списке: свечи, Сохо Гранд, доставка. Тебя тут нет. Мне жаль, но тебя тут нет и не было.

Мальчик молча взял скейтборд и исчез. Это было чудовищно.

Теперь я знаю, как убедить человека в том, что его не существует. Но не знаю, что делать с этим знанием и как его применять.

*
В остальном день прошел неплохо: бледный белый мужчина купил свечку "Святой Дух" за 500 долларов (настал этот момент! я целый год его ждала!), какая-то галерея заказала десять свечей "Solus Rex" (не шутка, "если ты не помнишь, то я помню за тебя: память о тебе может сойти, хотя бы грамматически, за твою память, и ради крашеного слова я вполне могу допустить, что если после твоей смерти я и мир еще существуем, то лишь благодаря тому, что ты мир и меня вспоминаешь" - вспомнила ли я эту цитату по памяти? как это может быть шуткой?), ближе к вечеру мне стало совсем плохо, в глазах стало темнеть - видимо, убийственное сочетание суток под ледяным кондиционером, перемежаемым перебежками в сорокоградусном, немыслимом - я как-то криво закончила письмо с отчетом, быстро собралась, не сразу сообразив, что вот-вот заканчивается месяц моей непрерывной работы и меня ждет два выходных, два чертовых выходных, у меня все лето не было двух выходных подряд (как я вообще выжила? как я справилась? или я не выжила?) и поехала в парк "Домино" смотреть закат и охлаждаться. Увы, после заката над городом повисла все та же дремотная раскаленность, взрослые вместе с детьми плескались в бьющих из земли пурпурно-магентовых фонтанах, остро пахнущих потом, хлором и терпкой горькой травой, я вошла в облако пара, исходящее из недр Гудзона каждые пять минут, и стояла в нем, пока не почувствовала, что моя температура и температура воздуха вокруг действительно сошлись.

*

При этом всем есть же прекрасные новости: я попала в шорт-лист премии Горчева (это мой первый шорт-лист, с ума сойти! я никогда не попадала в шорт-листы! я вообще плохо выигрываю), также Макдоуэлл-колония наконец-то вывесила официальный список стипендиатов этого сезона и я там действительно есть (разумеется, последняя в списке) - тут у меня снова импостор-синдром, конечно: как такое может быть, откуда, почему? Я бы, наверное, сделала себе татуировку с изображением кота Уильяма Блейка, чтобы всегда в таких ситуациях вспоминать кота Уильяма Блейка, потому что он был дан мне, вероятнее всего, лишь для того, чтобы я о нем никогда не забывала - а все, что не написано на собственной коже, рано или поздно забываешь, хотя и с кожей тоже придется расстаться.

*

Перед сном, видимо, из-за температуры и невыносимого этого кондиционера, много думала про смерть: страшно, страшно умирать в Нью-Йорке! Столько жутких, мучительных для всех процедур и вещей необходимы, чтобы избавиться от тела умершего в Нью-Йорке! Вспомнила, как моего друга С. родные вздумали, бедного, отправлять домой в Беларусь в полной комплектации после недели в вегетативной коме с мертвым мозгом и официальных похорон в Нью-Йорке - и как потом родственники собирали на эту транспортировку что-то около 50, 60 тысяч долларов, какой тягостный, жуткий ужас, тавтология, невозможное. Думаю, что все тут должны следовать примеру Боуи - людей положено тихо сжигать без особых ритуалов, а горстку пепла скармливать овечкам в виде удобрения для травки на старинном кладбище собора Святого Патрика на Шелковичной улице. Не нужно никак иначе прощаться с теми, кто тут умирает. Никого отсюда невозможно увезти. Только привезти.

Видимо, в связи с этим подробно снилось, как меня приговорили к смертной казни в Беларуси (где еще осталась смертная казнь?). В этом сне - подробном, мучительном и тяжком, как вся эта липкая душная ночь - я выслушала окончательное отрицание прошения, которое я даже не удосужилась подать, чтобы поскорей выскользнуть из этого каменного лабиринта, мне приказали раздеться для удобства и я медленно, нарочно сладко затягивая, как петлю за петлей, эти сладкие, жуткие, тяжелые финальные секунды жизни, стягивала с себя одежду, мысленно проклиная лето за жаркость, жадность, жидкость - цепочку снимать, спрашиваю я, чтобы еще немного потянуть, замедлиться, зависнуть и попробовать осознать себя в этой последней самоосознавающей точке - это стерлинговское серебро, как его Лимонов называет, хотя дурацкий же перевод, у нас это просто мельхиор, снимать, да? Отдать кому-то? Давайте вы заполните бумагу, кому отдать, тут все строго - я кропотливым тонким почерком, выводя каждую букву линией бесконечной жизни, заполняю, вкладываю серебряное украшение в виде птички киви в конвертик, заклеиваю медленно-медленно: уже идти? Перед самой казнью мне сообщают - извините, отложили на пару дней, потому что ваши родители неправильно заполнили бумаги, где они подтверждают согласие с тайной захоронения, ведь тела не выдают родственникам, но теперь в связи с требованиями конвенции о правах человека им надо заполнять бумагу, что они не против, и вот ваш отец неправильно все заполнил, какие-то графы забыл, что-то написал не так, перепутал дату, теперь ему надо снова поехать взять новые бумаги, заполнить, поставить печати и только тогда - только тогда - и я чудовищно злюсь на отца: неужели нельзя было заполнить все с первого раза! это же такие важные бумажки! почему он не заполнил все нормально! теперь снова ждать, снова ждать, снова ждать.

И просыпаюсь от злости.

Вроде бы сегодня ночью будет гроза и это все выключат, а нас почти в полной комплектации оставят.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments