deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Categories:

Лето 24. Немного синхронии: два явления Патти Смит, два Израиля, два автографа

Воскресенье у меня рабочий день - все ушли на прайд, а я надела красивую радужную майку юникло (хоть что-то!) и пошла торговать свечкой. Надо сказать, наш магазин стал очень литературным последнее время - в него часто заглядывают с криком: "А вы знаете, что про вас упомянул Дэвид Седарис?" (он, действительно, упомянул - я планирую использовать этот факт, когда определюсь со днями своей резиденции и выкачу перед начальством тезис "вдруг я тоже стану знаменитым писателем и буду писать про ваши свечи в бестселлерах, поэтому в ваших интересах не увольнять меня, пока я в творческом отпуске!). Ко мне заглянул мимо проходящий писатель и профессор Хосе, я объяснила ему про майку и прайд, он с ужасом спросил, лесбиянка ли я. Я возмущенно закричала: нет, но ты не понимаешь, что ли, я же закончила Bard MFA! Хосе погрустнел и потом минут сорок показывал мне фото своей девушки - она бывшая топ-модель из России, очень красивая.

Потом стало душно и грустно, я выбежала на улицу (у нас туалет в соседнем подъезде, как уже понимают те, кто читал про потоп) - и прямо на Патти Смит! Она прогуливалась по улице со своей дочкой - медленно, никуда не заходя - то есть, просто шатались, дышали воздухом. Я немного остолбенела: вот блин, мы раз в пару недель специально ходим на бранч в кафе около ее дома, чтобы ее там встретить - но никогда не встречаем, потому что Патти не из тех людей, которые подчиняются таким простым территориальным правилам. Я растрогалась, щелкнула Патти с дочкой Джесси со спины (они очень мило смотрелись на нашей улочке) и вывесила фото в Инстаграм, чтобы насобирать скудных лайков. Никогда так не делайте! Как я когда-то сама писала устами Тома Уэйтса: всякая встреча - это лишь намек на настоящую встречу, которая, впрочем, может никогда и не произойти.

Вечером мы собирались наконец-то встретиться с Юлей (мы уже больше месяца все пытались договориться) и поесть знаменитого холодника с мимозой (холодник с мимозой был вычитан ей здесь, в этом дневнике, и она решила присоединиться к нарративчику! ниже мы увидим, что присоединилась она пиздец удачненько! нарративчик вышел знатненький!), она опаздывала, я закрыла магазин и решила походить позаглядывать в соседние бутики, я так иногда делаю: я тут всех знаю (здесь целая россыпь маленьких парфюмерных и косметических брендов), мы дарим друг другу всякие маленькие сэмплы, делаем общие мероприятия иногда, собираем деньги на спасение Елизаветинского Сада, спонтанно возведенного старожилами райончика, от риелторского сатаны...

Я увидела какой-то новый магазин, на входе стоял мужик, протянувший мне сэмпл. Я взяла сэмпл, мужик сказал, что у меня красивая майка, я поблагодарила, пошла дальше.
- Стой, - сказал мужик. - У тебя русский акцент, ты из России?
- Почти, - ответила я. (мне было лень объяснять, поэтому я часто отвечаю так, уклончиво)
- Но ты русская? - спросил он.
- Нет, я просто говорю в том числе и на русском, - объяснила я.
- Зайди в магазин, там моя коллега даст тебе израильскую маску для глаз, - сказал он.
Тут выбежала какая-то девица с каменным, но пылающим страстным лицом, схватила меня за руку (я немного офигела! физический сука контакт!) и втащила меня в магазин.
- Сядь! - заорала она, указывая в мягкое кожаное кресло. Я от ужаса села, потому что в Нью-Йорке на меня очень давно никто не орал. Девушка вытянула из-под прилавка коричневые баночки с какой-то скользкой херней, скомандовала мне: "закрой глаза" и, прежде чем я успела что-то сказать, начала втирать какое-то благоуханное масло (барсучий жир? собачье молоко?) мне в кожу под глазом, приговаривая: у тебя такая хорошая кожа, красавица ты моя, да у тебя такой хороший акцент, у тебя такая хорошая майка красивая, сразу видно, что ты разбираешься в уходе за собой, тебе нужен этот крем для глаз, ведь он мгновенно делает глаза сияющими и яркими, он убирает морщины, он полон коллагена, сладости, неги и смерти (я не уверена, слышала ли я смерть, но я услышала смерть, даже если она не была произнесена, и дернулась).

Девушка сунула мне в лицо зеркало.
- Вот, видишь разницу? Вот один глаз, а вот второй. Видишь разницу? Морщин нет!

Глаз, который она мне намазала, раздулся и опух. Морщины, в самом деле, исчезли.
Господи, какая жопа, подумала я, неужели это мошенники, теперь она будет требовать деньги за то, чтобы намазать мне второй глаз? Или она потребует сто баксов за противоядие?

- Так, - сказала я. - Я работаю через дорогу, понимаете? Так что я пойду. Я не собиралась ничего покупать. Спасибо, конечно, что вы мне намазали глаз, это было мило с вашей стороны.

Девушка буквально втолкнула меня в кресло и начала агрессивно, почти крича, совать мне в руки какие-то коробки с гелями, спрашивая зычным, обиженным голосом: а если я это вам подарю, вы обрадуетесь? а если это вы получите бесплатно, вы обрадуетесь? сегодня у нас промоушен, всего лишь 700 долларов за баночку геля - и баночка крема за 1400 бесплатно!

Я вежливо повторила, что работаю тут на районе и не собираюсь ничего у них покупать. Все это время я думала: наверное, они впаривают людям эту хуйню за 1400 долларов, потому что, видимо, все стараются быть милыми, всем неловко отказывать, и, наверное, они дурят всяких богатых старушек и полунищих итальянских вдов района. Мне тоже было немножко неловко! Вероятно, на этих покупках неловкости они и выезжают! Но когда ты работаешь на выходных в ритейле, эта херня на тебя, конечно же, не действует. Но я все равно впала в транс благостного охуения.

То есть, я как бы понимала, что это такой же лохотрон как, знаете, на постсоветском пространстве в начале нулевых - когда несчастных бабулечек цыганскими методами НЛП заставляли заплатить тысячи долларов за какой-нибудь говнокрем, набор сковородок, куриные ноги в пакете. Но при этом я до конца не могла поверить, что такое происходит здесь, у нас в квартале, во времена, когда умные беспилотные автомобили осознанно убивают людей, а бостонские безголовые роботы открывают друг другу дверь!

Я поднялась, чтобы уйти, проклиная себя за вежливость - и нет, я не сказала ей: пошла нахуй! Я начала нести какую-то чушь вроде: я ничего не знаю про ваш продукт, я должна прочитать про него в интернете, дайте мне каталоги и я пойду, все равно я сегодня не покупаю ничего и не буду покупать точно и наверняка, ну правда же, дайте мне буклеты, и я уйду.

Женщина сказала: хорошо, идите сюда. Я подошла - она протягивала мне буклет - вдруг она жестом фокусника спрятала буклет и буквально втолкнула меня в какую-то подсобку, развернув передо мной экран и театрально вскричав:

- Только для вас я делаю скидку, которую до этого делала лишь моей матери и всем моим сестрам! Смотрите, крем за 2400 - я даю вам его бесплатно! - тут она швырнула в меня кремом, я сделала шаг в сторону, - Вы просто берете гель для глаз за 1800, потом я еще делаю вам скидку, потому что вы живете в этом районе, вы это заслужили, ведь вы живете в этом районе, я по знакомству делаю, потому что мы как бы уже друзья ведь, да, вы ведь тут живете, в общем, я за 850 все это вам продаю, и сверху еще даю бесплатно скраб за 3500! Видите! Он стоит 3500!

Она еще начала меня за руку хватать, и тут я уже серьезно испугалась, просто потому, что если люди начинают тебя харрассить прямо в центре города, это наверняка означает, что у них есть серьезные покровители (раз они не боятся совершать противоправные действия), которые в случае конфликта или вызова полиции примут их сторону - я отшатнулась; женщина снова перегородила мне дорогу, что-то цыгански лопоча о еще более выгодной тройной скидке именно для меня как для резидента этого квартала, всего лишь 350 долларов и я, так уж и быть, забираю все бесплатно! Она лезла мне в лицо, как муха.

- Вы услышали меня вообще? - взбесилась я. - Я вам три раза сказала: я не покупаю! И три раза сказала: я тут РАБОТАЮ. Не живу. РАБОТАЮ. Три дня в неделю. И ваши 350 долларов - это моя ЗАРПЛАТА. За три дня, которые я тут работаю. С какого хуя я буду отдавать вам деньги, которые мне даются пиздец тяжело? Вы вообще поняли, что я тут не живу, а работаю! вкалываю! въебываю! для меня это огромные деньги, вы понимаете?

Дальше был провал - я не помню, как вышла из магазина. Видимо, пока я не нарычала на эту тетку, я была частично под ее цыганским гипнозом. Хорошо, конечно, что денег моих она бы в любом случае не увидела. Все бедные люди ужасно алчные, ха-ха.

Потом я нагуглила этих скаммеров в Викиликс, там им посвящалась целое расследование - оказалось, это израильский псевдо-бизнес, понаставивший ларьков с неким копеешным дерьмом якобы из Мертвого Моря по всей Америке (в основном, в моллах - они быстро перепархивают с места на место, когда их накрывает эмигрантская полиция). Там нелегально (по туристической визе) работают молодые люди, которые хотят по-быстрому сшибить денег на путешествия после армии; это что-то вроде израильского ворк-н-трэвел, целая огромная вербовочная сеть по всей стране - молодежи обещают зарплату в 3 тысячи в неделю (комиссия с продаж), некоторые молодые люди на это ведутся, им промывают мозги и учат агрессивным цыганским продажам, вывозят в США, поселяют в крошечных комнатушках по 10 человек; если кто-то не справляется и не продает необходимое количество дерьма в неделю, его просто выгоняют - без денег, без жилья - буквально на улицу. Вся эта антигуманная хрень развивается и процветает уже больше десяти лет, это в разы страшнее гербалайфа, цептера и прочих чудо-продуктов, потому что сильно портит имидж страны и характер молодых людей. Вопрос в том, почему эту страшную сеть до сих пор не могут накрыть и уничтожить (в Викиликс это объяснялось, но я не вчитывалась, вы это можете почитать здесь: https://wikileaks.org/plusd/cables/09TELAVIV423_a.html)

Я зашла в дружественный бутик Love Adorned, посмотрела на глаз в зеркало. Он распух. Коллаген работал. Я стала прямо красавишна.

Пришла Юля и уставилась на меня сочувственным взором. Я объяснила, что израильские вербовщики намазали мне глаз змеиным ядом, чтобы продать мне дерьма на три тысячи долларов.

- Да, я как раз хотела спросить, что у тебя с глазом, но постеснялась, - сказала Юля.
Я начала яростно тереть глаз салфеткой с запахом лаванды и тлена, опухоль немного спала.

- Я уже сегодня встретила Патти Смит прямо на улице, - по-быстрому объяснила я Юле. - Поэтому мы пойдем в ее райончик есть холодник просто так, уже не рассчитывая на счастливую встречу: в одну воронку тот же самый холодник два раза не попадает.

Мы пришли в израильское кафе, заказали рибу и шакшуку - холодника не было! но риба и шакшука были прекрасны! - и пару бокалов розе. Вот они, хорошие израильские люди, сказала я Юле, как это замечательно, особенно после того, как меня атаковали не очень хорошие, все удваивается в этом мире, дробится, наслаивается одно на другое.

Тут я увидела, что через пару столиков от нас сидит Патти Смит с дочкой.
- Вот! - обрадовалась я. - И синхронистичности в смысле случайных встреч тоже работают именно так! В моей жизни ничего не происходит в режиме простой случайности: все постоянно сдваивается, отражает друг друга, каждая встреча есть отражение другой встречи, всякое явление вспухает своим двойником, это такая Набоковская тема: двойничество, отражения... И все эти отражения, как правило, бессмысленны: так, например, я однажды выиграла грант на издание своей книжки ровно в ту же неделю, когда подписала контракт с АСТ на издание своей же книжки! Но написала-то я на одну книжку на тот момент... Так что тень и двойник счастливой случайности всегда оказываются реальной тенью.

Юля просияла: вот, как хорошо что ты напомнила, книга, я наконец-то взяла с собой твою книгу!

Юля уже пару лет пытается принести мне на подпись мою книжку "Воробьиная река" (вторую, как мы понимаем - написанную и изданную через 5 лет после первой), и вот именно сегодня она не забыла взять ее с собой!

Книжка за пару лет немного потеряла товарный вид: она была немного пожелтевшая, читаная (но это приятно), Юлина маленькая дочь Настя оставила на форзаце какие-то бойкие маляки. Я взяла книжку и, немного отступив от Настиных размашистых маляк, написала что-то вроде:

"Юлия! Могли ли мы, 9 лет назад познакомившись тут, в этом волшебном городе, замечательным летом 2009 года, представить, что спустя столько лет я буду тебе подписывать свою ВТОРУЮ книжку в кафе, где мы сидим и пьем розе через буквально два столика от Патти Смит! Жизнь прекрасна и удивительна! ЗАПОМНИ ЭТОТ ДЕНЬ! но не думай, что это какой-то идеальный день, у нас будут дни и лучше!".

Потом я сфотографировала свою книгу на фоне бокалов розе, оказывается, мало какое вино к ней так подходит по дизайну, как израильское розе. Я уже почти забыла унижение, полученное от плохих израильтян среди дерьма мертвого моря, мой глаз почти отпух обратно, а розе от хороших израильтян было невозможно вкусным! (я слышала, они работают с маленькими локальными бизнесами-виноградниками, которые трудоустраивают людей с психическими расстройствами и инвалидностями - все молодцы, в общем)

Потом я поняла: мне обязательно нужно подойти к Патти Смит и что-то ей сказать. Потому что я не случайно встретила ее два раза за один день. (ну и еще потому, что в нарративе этого ЖЖ уже сквозит тревожный лейтмотив того, как мы постоянно ходим в это кафе и никогда ее не встречаем! я даже придумала шутку о том, как Патти каждое утро смотрит в окошко на террасу кафе и говорит себе: ну, Татьяны сегодня нет, можно спускаться и завтракать!). И потому что я никогда еще не говорила с ней как будто я - это я. И я начала страшно ныть Юле (Юля вообще была настоящий героический друг - вначале выслушивала полчаса моего ныться про дерьмо мертвого моря, которым вспух мой глаз, потом - нытье по поводу невозможности без повода подойти к Патти Смит!)

- Короче, тут дело не в том, что я хочу с ней о чем-то поговорить, - ныла я. - Я ее уже видела много раз! Я была на десятке ее концертов! Я с М. случайно встретила ее в Москве в ресторане в 2004 году, между прочим, и даже улыбнулась ей тогда и сказала: привет! Но, понимаешь, я не хотела бы, чтобы Патти была в моей жизни человеком, которого я раз в 14 лет встречаю в ресторанах - она уже не молодая ведь...  Прикинь, как я буду страдать, когда она умрет, и я буду вспоминать этот день, что я к ней не подошла?! (Юля все это время сочувственно кивала, фотографировала меня, хихикала и повторяла: ахаха, я тебя никогда такой не видела!) Но лезть к человеку - некрасиво. Она ужинает с дочкой! Может, она эту дочку не видела сто лет! Соскучилась! Я не могу лезть в семейный ужин, в Нью-Йорке это не принято. Опять же: я же общалась с ней и как журналист! Я задавала пьяная ей вопросы на пресс-конференции в Будапеште в 2006, а она ела ананас и хохотала! И как фанат я тоже с ней общалась - я пару лет назад отстояла очередь автограф-сессии для ее книжки "M Train", и когда она подписывала мне книгу, даже сделала комплимент, мол, клевая джинсовая куртка, ну, это понятно, обычная нью-йоркская вежливость. Но это не то! У нас никогда не было общения, при котором она бы поняла, что я - это я. Что я - существую. А мне это почему-то важно, просто сказать ей, что я существую. Какой ужас, какой стыд. Но в то же время это как раз честно! Потому что подкатить к ней как фанат или как журналист - это грубо! К ней надо подкатить как поэт к поэту! Как писатель к писателю! Она трепетно относится к своей писательской ипостаси и мессианской, менторской роли - особенно для молодого поколения! Мы ведь молодое поколение, да? Я думаю, что я ведь могу в каком-то смысле просто отпечататься на пленке ее памяти, просто как мимолетная встреча? Блин, это все книга. Если бы тут не было моей книги, все было бы иначе. Оно все так совпало и сложилось именно в связи с книгой.

Этот полный внутренней драмы монолог длился минут тридцать, если честно. Юля В финале его Патти расплатилась и вышла из кафе. Я подошла к ней и сказала:

- Патти. Меня зовут Таня, я писатель из Беларуси, переехала сюда три года назад. И сейчас вот тут подписываю свою книжку подруге. А тут вы. И мне кажется, это очень мощный знак - лично для меня, с моей перспективы. Просто ваши тексты меня тут реально спасали в самый ужасный период. Я не знаю теперь, что делать, но это выглядит как Знак. Давайте сфотографируемся вместе хотя бы?

- Да конечно, - сказала Патти. - Почему нет. Очень здорово. И правда хороший знак.

И обняла меня. Это все было как-то так просто и хорошо. Юля сфотографировала нас вдвоем и с моей книжкой в руках, мы немножко поболтали (ну, вот этот милый нью-йоркский смалл талк: вот моя дочка Джесси, вот мы тут сегодня гуляли, а вот моя книжка, а что это за жанр, а метафизический реализм, какое хорошее название "Воробьиная река"), потом я предположила, что будет смешно и символично, если Патти подпишет Юле МОЮ книжку, до нее уже подписанную мной и Юлиной дочерью, Патти согласилась, что это и правда некоторым образом забавно, написала на форзаце, изрисованном Настей: People have the power! - пожелала мне никогда не останавливаться и продолжать писать, что бы ни случилось - и исчезла в лучах нежного дождевого заката. Осталось несколько фотографий, а у Юли осталась книга Замировской с автографом Замировской и Патти Смит (я не знаю, как она с этим справится, возможно, никак).

(мы потом думали с Юлей: почему все такое книжное? такое сюжетное? а потом решили: вероятно, тогда, в 2009-м, мы попали в какой-то наш молодежный делирий и живем именно в нем: мире, который придумали себе в те времена как что-то максимально крутое! и вырваться из него уже никак нельзя, все)

А фото вот. Стулья, река, Патти. Ох.



Вот уж и правда some people have the real power. Все, меня благословили, можно сказать!

* * *

(также, безусловно, в мою коллекцию исследовательского полевого материала по теории Случайных Встреч добавится еще один пункт, на основе которого можно Развить Теорию. Например, теперь я знаю, что Патти, как и Боуи, невозможно вызывать территориально; встреча с ней должна происходить именно что в режиме тени, двойничества, отголоска -  то есть, реально чтобы Случайно Встретить Патти, вам для этого нужно вначале действительно Случайно Встретить Патти).


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments