deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Categories:

Лето 75, 76, 77 (тезисно! не успеваю! пишу в автобусе!)

Среда
Ком в горле разрастается. К чему он - непонятно. Чувствую себя неудачником, все валится из рук.
С утра выясняю, что умирать в квартирах друзей нравственно и духовно также неприлично - квартира все равно потом выглядит так, как будто в ней кто-то умер (или что-то важное в ком-то там умерло), и это уже не исправить.
Вечером катались на велосипедах, мне в глаз попала муха, я кричала: «Что в глазу? Что в глазу?», в ответ кричали: «Сосуды! Эти чертовы красные сосуды!» Чувствую свое зрение дорогой хрустальной лавкой, а не кладбищем приусадебной мухи, а ведь бывало по-разному.
Стало немного легче, но все равно шапочка горлом.

Четверг
Чувствую себя неудачником - заходя в аптеку после промывания горла скальпелем, тьфу, шпателем - в общем, этим шприцем с длинным носиком, вводимым в миндалины, отбила себе дверью палец. Вместо альмагеля и рени (мне посоветовали гастритных таблетов) купила новопассит и глицин, чтобы как-то успокоиться.

Вечером посетила благотворительный бал-аукцион в ботаническом саду. На деньги, собранные таким образом, планировали спасать исчезающую орхидею венерин башмачок. Всем посетителям на входе раздавали по роскошной розе.
«Я поняла, зачем всем давали по цветку, - сказала моя коллега, узрев фуршет, раскинушийся прямо в сени дерев, - Это чтобы люди не хватали все со стола двумя руками».
На фуршет пробрались в том числе какие-то подкопченые люди в трениках и тапочках, предположим, работники сада. С радостью пили шампанское, как дети, хватали из вазочки конфеты. Настоящий праздник.
Аукцион оказался гомофобским в каком-то смысле - взрослые серьезные мужчины яростно сражались за право приобрести можжевельничек или рододендрон, но два лота оказались вообще невостребованными, пихта и сосна, и в описании каждой из них многократно фигурировало слово «голубой». Нехорошо думать, что деревца пали жертвой неосознанной гомофобии аукционно настроенных маскулинных экземпляров, но, может, и не пали - останутся в саду, не украсят ничей офис, будут радовать мой глаз через год-два, если останется глаз с этими всеми мухами и муками.
Венерин башмачок я спутала с венериной мухоловкой - впрочем, оказалось, что муху кушает и та, и другая. Просто башмачок мучит муху интеллигентно и не выглядит как газенваген (хотя мне кажется, что именно он-то и выглядит), а так та же суть, что и мухоловка - сладкие реснички, уютный сон, медвяная смерть, высосанная синь.

Пятница
Весь день собирала вещи, чтобы поехать в Одессу, и забыла полотенчик. Ну как же так.
В автобусе «Минск-Одесса» весело и немного анархия - стюардесса отказывается делать бутерброды и - внимание! - не крутит беспрестанно фильмы Гайдая (если что, благодаря компании Ecolines я наконец-то ознакомилась со всей фильмографией Гайдая, всего-то пару раз съездив в Варшаву: надо же, потом говорила я, теперь я наконец-то могу идентифицировать источники всех цитат, которыми со мной непринужденно болтали мои детские друзья по двору, а также Антон Эс!). Вместо этого всего включили по телевизору некую юморину - человек с папкой в руке шутил о том, какой смешной украинский язык. «По-русски, например, в ухо пишется раздельно, а на украинском - вухо! - вместе!» Ха-ха-ха-ха. Сейчас будет насчет белорусского тоже шутить, обрадовалась я, но юморину выключили и начался юбилейный концерт незнамо кого. Точнее, вначале я решила, что это «Песня-95», потому что на экране под цифрами 95 пели Басков и Монсеррат Кабалье. От пения Монсеррат мне заложило уши и разболелось горло - у меня, как и у многих людей с хорошим слухом, голосовые связки всегда немножко вибрируют при прослушивании музыки (это нормальное явление, кстати), и если петь этим ультра-высоким сопрано, связки начинают перенапрягаться, даже если ты почти не слушаешь. Чтобы стало легче, я начала подпевать Монсеррат, но Саша задергала меня за рукав, мол, нам тут с этими всеми людьми еще ехать.

В какой-то момент я напряглась и сказала, что «в 95-м Баскова уже не было, да и Монсеррат давно уже умерла» (не знаю, что я хотела сказать - видимо, что это не «Песня-95»). Тогда мы решили, что это чей-то юбилей - 95 лет. Монсеррат Кабалье? Да нет, она выглядела молодо. Кому может быть 95? Наверное, Кобзону, предположила я. Сейчас выйдет Кобзон и ты увидишь! Певцы сменяли один другого, вышла девушка с пчелиным лицом и начала петь про в борисполе я буду сидеть в самолете. «Саша, какая певица будет думать о пилоте?» - спросила я. «Певица Елка», - ответила Саша. Классно, мы всех знаем.

Музыка гремела и нарастала, Саша вычитывала распечатанный на огромных белых листах сборник современной драматургии (работа), весь лист был испещрен точками, пометками и значками.
- Если соединишь точки, получится черт, - обрадовалась я.  - Вот смотри…
Саша отняла у меня пьесы современных драматургов, я снова уставилась на экран, думая о том, что по пути на автовокзал я встретила девушку в майке с крестом и надписью ЧЕРТОВКА.
Певица Елка пела песню Аллы Пугачевой. Ура, сказала я, я все поняла, это 95 лет Алле Пугачевой, мы попали в будущее, автобус из будущего, какое прекрасное будущее, все так хорошо сохранились, надо выпить (и полезла на полку за уникумом).
- Да, надо выпить перед смертью, - согласилась Саша. - Ой, какой смертью? Почему смертью? Прости, пожалуйста, просто этот сборник современной драматургии называется «Три дня в аду» и тут везде смерть, я зачиталась. Перед сном, выпить перед сном, чтобы заснуть.

Заснуть не удалось, нас выгнала некая целеустремленная девушка, купившая билет на «именно вот это самое место».
- Молодой человек! - растолкала я мальчика на двадцать седьмом месте. - Очень вас прошу. Давайте поменяемся местами. Нас с подружкой разлучают жители автобуса. А мы так хотим ехать вместе.
Мальчик хмуро посмотрел на меня. На вид ему было лет 17 - хорошенький, весь в пирсинге и татуировках, даже в носу кольцо. Такой совершенно милый юноша, явно не откажет же.
- Детский сад! - простонал он, глядя на нас с Сашей осуждающим взором, забрал сумку и побрел в начало автобуса.
Таким вот образом у нас состоялась коммуникация с цветущей юностью - цветение приняло нас за своих, можно разложить сиденья и допивать уникум, ведь не каждый день едешь в Одессу автобусом.
- Да! Автобусиком! - хохочет круглая девочка в очереди в туалет на заправке, - Неудобненько ей? Конечно! А когда мы в Феодосию на боковых полочках около туалетика ехали, было пипец удобненько!
От уникума (это венгерский алкогольный седатив) ком в горле прошел, но потом вернется благодаря пограничной службе прекрасной Украины нашей, но зачем о грустном, о грустном незачем.

Вижу в окно, как горит поле подсолнухов. Хочется лечь в него и сгореть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments