deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Categories:

Блюзы, старики, политическое уёбище

Боженька посредством уличных пейзажей в Челси послал мне диск веселых хип-хопперов, которые всякую новую песню начинают с фразы yo! yo! no shit!

Видимо, это знак - мол, не надо бросать музыкальную журналистику, вот еще есть хип-хопперы, вдруг хотя бы в их мире царит кромешная правда, любовь и соцсоревнование.

В знак протеста против "гитарных риффов", которыми перенасыщена сохранившаяся на моем компьютере музыка, слушала вчера в метро вертолетную симфонию дедушки Штоки - от нее люди в метро вообще исчезают, этнические различия между ними стираются, а экспресс-поезда вдруг становятся локальными (ура! rego park!).

В сорокаградусную жару бесцельно бродила по Центральному Парку, услышала какие-то блюзы, подошла ближе - а это Джульетта Льюис, прирожденная убийца, поет блюзы за деньги и бесплатно, все зависит от того, хочется ли тебе отдать все, что у тебя есть, на кошачью благотворительность, или просто забраться на достаточно высокий камень, откуда все как-то даже гораздо лучше и яснее. И вот уже весь камень засижен хипстерами, как мухами, кто-то уже разворачивает суши и курицу в фольге, а на скалу взбирается предприимчивый чернокожий старик и начинает, перекрикивая блюзы Джульетты Льюис, орать: "Cold beer, cold beer!". Мне вот кажется, что тут даже если просто в воздухе вдруг образуется толпа случайных людей, нелепым образом подвешенная в неожиданной вакуумной дыре, в точке недозволенного столкновения миров, там тут же сам собой материализуется ловкий старик с криками "Cold beer, cold beer!", потому что там, где больше пяти людей собирается вместе, всегда появляется такой старик, такое правило.

Что касается стариков - случайно обнаружила в Челси отличное тайное кафе, где на входе висит огромный портрет Энди Уорхола. Посетители кафе - как я понимаю, люди возраста Энди Уорхола (ну, если бы Уорхол был жив) и схожих с ним занятий, допустим, в бурном прошлом: бабушки, одетые как японские девочки из каталога Fruits, порочные старики в шляпах, полупрозрачные аутистичные дедушки-андрогины в белых колготах. Чем они там занимаются, о чем разговаривают, что вспоминают? Грустное, грустное кафе. Нас бы с Рымкевичем туда - вот мы бы там посидели. А одной - нет, не то.

*

- Не подумай только ничего плохого, это я просто статистически интересуюсь, - аккуратно говорю я Александру, - А если я вдруг тут остануюсь и буду просить политическое уёбище - я тебя подставлю? Твоим гостям больше не будут давать визы?
- Нет, не подставишь, - радостно говорит Александр. - Проси убещища, конечно же.
- Ну нет, лучше уж я визу на пять лет сюда сделаю и буду приезжать, когда захочу, раз уж мне тут так понравилось, - говорю я, - А политическое уёбище противоречит моим моральным принципам!

О да! У меня есть моральные принципы!

"Я желаю между вами соревнование устроить - кто из вас про кого больше расскажет. Понятно излагаю?".

Да-да, и еще я живу в атмосфере фильма "Место встречи изменить нельзя", потому что это семья эмигрантов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments