deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Categories:

Семейное торжество.

Тогда грабители вскрыли диван и вынули изнутри бильярдный шар, обложенный ватой.

Вату они затолкали друг другу в уши, чтобы не слышать, как тётка орёт на кухне.

Она орала, потому что ей на лицо положили горячий утюг и нитку бирюзы, чтобы мельтешила синева перед глазами и не сильно жгло.

Но это им так казалось, а на самом деле она орала: не развинчивайте шар, пожалуйста.

Там она хранила самое главное.

Грабители развинтили шар. Там внутри было неосуществившееся бывшее будущее тётки: маленькая новорожденная девочка в розовом одеяльце, молодой любовник Викентий Замолотный, диплом о высшем образовании, фотоальбом о поездке всех троих (точнее, четверых - вместе с дипломом) в Венецию, автомобиль "Ока" новенький, практически нетронутый, с одной-единственной длинной продольной царапиной, гвоздём поцарапал какой-то неродившийся мальчишка: трепетная дёготная капля, не позволившая идиллическому набору кануть в разряд мифических универсалий, но и недостаточная для осуществления бывшего будущего.

Грабители сказали: о, ну мы закрасим царапину, это максимум сто баксов.

Тётка радостно заорала из кухни:  я сама дам вам сто баксов! Но грабители ничего не услышали: взяли розовое одеяльце, сели в "Оку" и уехали, прихватив с собой молодого любовника Викентия Замолотного. Привет, парни, сказал им Викентий, появившись из шара. Вы мне нравитесь, я уеду с вами, вы поможете мне осуществиться. Парни были не против: им в банду как раз требовался третий, помоложе. Возможно, их пленили усы Викентия: ни у одного из грабителей не росло таких пышных усов.

Вот так и появилилась она на свет, добавляет тётка и улыбается маленьким ртом. У нее был ожог половины лица и рот остался маленький, будто расплавленный. В день рождения нашей с Мариной племянницы она всегда рассказывает эту историю о чуде, осуществившемся столь неожиданным образом.

Племянница нарядилась танком и с милитаристическим стрёкотом ползает под столом. Через год ей идти в школу. Говорят, она сама себе строит эту школу где-то в подвале дома, и уже туда, между прочим, очередь.

Марина - мой злой близнец; после этой традиционной истории про шар она всегда спрашивает у тётки, слышно ли было что-нибудь от Викентия, не мог же он уехать с бандой этих чортовых демиургов просто так, навсегда. Еще она едким голосом просит показать диплом: мол, два года назад это был диплом МАИ, потом уже диплом РГГУ, а теперь что, любопытно.

Я - ее добрый близнец. Я ненавижу несправедливость, цинизм, холодную змеиную бирюзу (Марина её практически не снимает: даже под душем стоит, обмотавшись жидкими, напряжёнными камнями, и смотрит зло: шторку задёрни-то!), грубоватую непосредственность и беседы о текучести высших образований. Я провожу по телу Марины гвоздём - чтобы получилась длинная продольная царапина - а когда она перестаёт орать, прошу тётку принести фотоальбом и показать фотографии той самой поездки в Венецию.

Там каждый год появляются какие-то новые фотографии и меня это очень радует: значит, ее прошлое будущее продолжает осуществляться. Значит, всё работает. А когда всё работает, можно и отдохнуть.

И я беру Марину за руку, и мы уходим домой: спать.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments