deja vu смерть (vinah) wrote,
deja vu смерть
vinah

Categories:
  • Music:

Примерь ноябрь. Дневник.

Вообще-то я люблю ноябрь. По мне, нормальный май и не должен отличаться от ноября. Вчера даже организовала ноябрьский досуг - пригласила в дом уличных торговцев мясом, выпустила из телевизора долгую четырехчасовую новость о том, как чёрный человек едет в поезде, закрыла глаза и начала целенаправленно вспоминать прекрасный прошлый ноябрь, самый лучший ноябрь в моей жизни. Ах, думала я, какой это был прекрасный ноябрь, треть которого я провела под снегом в столице соседнего азиатского государства! Разложила на столе фотокарточки, начала по ним гадать - вот мы с Нойдом едем в купе и пьём из гранёных стаканов наших liquid соседей по купе, каждого из которых не больше пары литров; вот я рою тоннель в снегу под Dvar и думаю о том, что вот музыкой Dvar-то я точно не хочу ни с кем делиться; вот мы с моим новорожденным внуком Стасом идём сквозь поле прямо по льду встречать самолет, на котором он сейчас улетит в чьё-то чужое будущее. Я нагадала себе огромное количество совершенно убогих потомков и пьяную прабабку в шкафу, но тут за мной пришла Анна и начала что-то кричать - фестиваль, фестиваль, надо идти на молодёжный фестиваль в казино-клуб "Шаповалов".

Я полезла в шкаф за ноябрьским пальто, но встретила там пьяную прабабку, то есть предсказания начали сбываться. Дали ей имя: Витя. Потом долго гоняли втроём сквозь сплошную дождливую черноту: аннин автомобиль перестал показывать ночной город, какие-то двухмерные черти шли и шли в его лобовое стекло спать и умирать - мы выехали из дому в красной машине, а приехали в пёстром кишечном шаре, и с тех пор этот шар нас уж и не покидал. Мы вошли в клуб с лобовым стеклом в руках - на нём было так много размытых налипших тварей, что оно запросто сошло за билет туда.

Фестиваль удался - мы катались на позолоченном лифте вверх-вниз, танцевали под Cheese People, встретили всех наших бывших женихов (почему-то жутко пьяных), всплакнули потом тихонечко в холле среди зеркал. Было отчего плакать - у нас не осталось друзей-студентов! Все выросли и разъехались в какие-то сраные Хойники, распределение. Даже Лидию распределили в Фаниполь, в медчасть, не дозвониться. Устали, расстроились - вокруг все курят, танцуют, записываются на курсы, устраивают свою жизнь, а у нас почтенный возраст, и воздуха не хватает, и в моих руках лобовое стекло в каше из полураздавленных монстров, а у Анны под мышкой - непонятное кожистое существо: Витя.

Я в коридорах, среди чугунных ангелов, встретила Люсю Шостак, и кричу ей:
- Люся, Люся! Здесь странно пахнет благовониями, это вызывает у меня дурацкие ассоциации! Я устала, я хочу в эмбиент-тент и потом сразу в палатку!
А она с хохотом снимает с себя сапоги и кричит:
- Посмотри, какие я сапоги себе купила в Бразилии, когда была пьяная! 
Я беру у нее один из сапогов и кричу уже в сапог неизвестно кому:
- Нет! Не сразу в эмбиент-тент! Вначале там у индусов масала-чаю купить в пластиковом стаканчике, до этого вырубить беспонтовой сигетовки в африкан вилладж, взять палинки холодненькой накатить с жыросом, а уже потом через эмбиент-тент в палаточку, а утром - в Тропикариум! 
А она на меня понимающим взором смотрит и шепчет: надо сменить фестиваль.
Как же, сменишь тут фестиваль.

Мы не дождались концерта "Серебряной Свадбы", вышли из этого бесконечного пятиэтажного казино, сели в автомобиль и включили Dvar.

До сих пор мне чудится в этом какая-то насмешка - вот мы с Анной сидим в автомобиле Альгиза, а Альгиза с нами давно нет: его распределили в Прагу. Ну ничего, нас тоже распределят. Вставили стекло и поехали по домам, а мне по дороге пришлось со своей стороны какой-то вонючей мазутной тряпкой махать прямо в воздухе, распугивать эту дрянь. Мне потом подсказали, что это были выпускницы, но я знаю выпускниц, они не такие - они вроде капустниц, иногда ко мне в плафоны залетают, чтобы сгореть. А эти какие-то другие были.

Это был такой странный вечер, что мне всю ночь снился Питер Кристоферсон, от которого я испуганно убегала (по сюжету меня в роли больного на голову тайского мальчика мама привела к Доктору Кристоферсону на психиатрическую консультацию, а я уже издалека всё поняла и как брошусь бежать с истерическим нееееет), а всё утро меня нещадно тошнило неиспользованными шенгенскими визами. Да, молодёжный фестиваль, который не Сигет - всегда тошнота, всегда боль.

Сейчас я допускаю такой вариант развития событий: во вторник вечером сесть в поезд до Москвы, чтобы в среду посмотреть на Питера Кристоферсона (да, я это могу), но что-то подсказывает мне, что это нечестно: однажды сознательно отказавшись смотреть на Бэлэнса (уточнений не будет: меня сжирает стыд за грехи юности), посмертно куда-то мчать догоняться Кристоферсоном. Ой, это из другого поста. Здесь должно быть другое окончание: я проснулась в три часа ночи из-за того, что меня в очередной раз дотла сожгла инквизиция, и пошла пешком в ночной магазин за тёмным шоколадом с чилийским перцем, и вот я сижу счастливая и жую этот шоколад, а у меня за окном поёт космические куплеты детский хор из моих неиспользованных внуков:
the youth is starting to change
are you starting to change?
are you together?



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments