August 29th, 2018

dusya

Лето 89

Финальным аккордом лето дает нам адский аккордеон, выдыхающий животворящий огонь - два дня подряд с температурой плюс 36 (feels like +38, сообщают синоптики, но что мы знаем об этом, how are we supposed to feel like it's +38 not knowing what it feels like?), на ночь все это не охлаждается, зачем же это охлаждать на ночь, и правда. На работе окапываюсь как в снежной крепости - захлопываю дверь (стекло двери нагревается снаружи так, что вот-вот, кажется, лопнет), включаю кондиционер, по давнему совету Веры лью ледяную водичку на сгибы локтей, покрытые случайными синяками от незнамо чего - ломкий сосуд, синяя хтонь, в оригинале Вера советовала прикладывать к синей венке замороженное мясо коня.

Мне пришел чек на 200 долларов от геев и лесбиянок Манхэттэна. Это деньги за выступление на мероприятии Катрины Дель Мар. Я написала Катрине благодарственное письмо, сообщив, что в жизни своей еще никогда не получала такого большого гонорара за публичное чтение. "Вечеринкаааа!" - написала Катрина в ответ. Деньги от геев и лесбиянок немного меня утешили (обналичить их я почему-то побоялась, трепетно положила чек на стол, чтобы он излучал радость) - эти последние дни лета испытываю сильную тревожность, беспокоюсь за всех, кто близко и далеко, подозреваю жуткое, все время думаю, где и кого я обидела и как именно.

Придумала хороший побочный сюжет этой песни, так сказать - про друзей-параноиков (хотя главный параноик здесь - это автор, скажем честно), осознанно избегающих меня все лето ровно до 1 сентября, например, чтобы не попасть в хронику. 1 сентября друзья облегченно выдыхают и все зовут меня кто в лес, кто по дрова. 2 сентября я, напитавшись живой крови, вероломно пишу ею, живой чужой кровью, текст о том, что решила сделать лето биологическим или как теперь называется лето до 21 сентября: календарное лето? лето как из книжек Бианки? географическое лето? Нынешнее лето - аномалия, побиты температурные рекорды с 1945 года, после работы я иду к тайским мальчикам есть карри-рыбу с кисловато-острым рисом, после чего мы с рыбой каким-то чудом добираемся до батарейного парка и сидим смотрим как раскаленное круглое солнце цвета "красный огонь" (у нас есть свеча такого цвета) опускается в шипящие воды залива. Какой-то постапокалиптический кошмар, честное слово.

Вспомнила, как сидела там же, но уже с другой рыбой - в ветреном мае, после ирландского паба, когда по асфальту прыгал пружинистый холодный окунь только-только из воды. Прислонилась к гранитной стене, которая вместо спинки этой бесконечной скамьи - и вдруг ощутила, как обожгла легкие: гранит за день раскалился. Туристы сидят, вытянувшись по струнке (не прислоняться) и наблюдают жестокий закат - казалось бы, вот-вот солнце исчезнет и станет прохладненько, но фиг там. Это медленный напалм, мы его заслужили. Рыбаки что-то насвистывают в низких лучах заката, я обнаруживаю короткий путь к фантомной, тьфу, паромной переправе, куда я иногда захожу выпить воды, погладить собаку, испытать искушение сесть на паром на статен-айленд и кататься на нем туда-сюда. Но нет, я еще не начала прыгать, потому что из меня еще не вынули леску.

Сериал "месть роутера" за частотность упоминаний закончился финальным сезоном - домашний роутер перестал работать, теперь интернет только снаружи. Может, это и хорошо.

Вот и с людьми как-то так (от жары, извините, не работает разум).