June 16th, 2018

dusya

лето 15

Сходила в бассейн в рамках акции "наконец-то начать ходить в бассейн". У меня уже была такая акция в мае, я продержалась где-то месяц, и вот опять. В бассейне хорошо: бликует сквозь оранжерейный потолок уже почти что нормальное июньское нью-йоркское солнце, неторопливо, как в замедленной съемке проносятся мимо бледные торпеды китайских бабушек. Я смотрю прогноз погоды на следующую неделю и ужасаюсь - а ведь мне уже никогда не будет столько лет, сколько бывает цельсиев летом в Нью-Йорке! Вот где начинается кризис среднего возраста, осознаю я - когда ты понимаешь, что в Нью-Йорке летом уже никогда не будет настолько жарко, сколько тебе лет! а ведь прошлым летом было! и позапрошлым было! и позапозапрошлым было. а этим, кажется, нет, уже не будет. Рубеж, можно сказать. С другой стороны: стану китайская бабушка, перейду на Фаренгейт. И все мои Нью-Йоркские лета впереди!

После бассейна зашла в шаурму (шоурум, в смысле) к Фуркану. Фуркан - человек, который отобрал у меня работу мечты (и правильно сделал). Он прошлым летом заменял меня в мире свечей, когда я уехала на сессию в Бард, а потом, когда я вернулась, начал пытаться меня подсидеть, сместить и вытеснить, поэтому когда в компании оказалась какая-то супер-крутая вакансия менеджера по дистрибуции всякой косметической херни по различным универмагам, взяли его, а не меня! Это, конечно, было ужасно, я всю жизнь мечтала распределять по универмагам маски для волос, но вот не сложилось. Поэтому у Фуркана ко мне немного трепетное отношение, как к дебилушке - уверенаа, что он считает, что испортил мне успешную карьеру, и за это его наказали турецкие боги - уволили еще в декабре по сокращению, потому что выяснилось, что дистрибутор масок для волос - какая-то совершенно не нужная функция свечного дома. Сейчас Фуркан сидит в шаурме со всеми этими масками для волос и кремами. Я принесла ему кофе, он за это вылил на мои несчастные волосы (бассейн, плюс довольно суровый опыт окрашивания с передержкой) кучу каких-то дорогих средств: марокканская роза, дамаскский перец, звездная пыль (не шучу) из флакончиков с трехзначными цифрами. Все это тоже выглядело как богемная жизнь - хипстерский Уильямсбург и драгоценная золотая пыль, распыляемая на выжженные хлором и перекисью волосы, до этого щедро обрезанные пьяной пуэрториканкой за 15 минут в самом дешевом салоне самой угрюмой части Бушвика.

Пошла в дивный новый парк "Домино", но там джентрификационная драма и нейборхудные войны: хасиды Уильямсбурга решили, что парк построили специально для них, хасидов. Хипстеры Уильямсбурга, естественно, решили, что парк построили для хипстеров. Поэтому там творится черт знает что: ужасное напряжение, над парком постоянно кружит полицейский вертолет. Я еле продралась сквозь толпы хасидов и хипстеров, нарочито бойко и брезгливо толкающихся локтями на узком новом бордвоке, подвешенном над Ист Ривер так высоко, что впору начинать статистику суицидов, в итоге нашла относительно тихое местечко на газоне прямо под Уильямсбургским мостом, с видом на шоколадные руины фабрики. Там уже было побольше хипстеров, потому что за газоном разбита такошная с маргаритами и мескалем, что отпугивает, вероятно, хасидов. Не знаю, наверное, по мне выглядит, как будто я не люблю хасидов. Но это нормальная ответная реакция! Это не то чтобы нелюбовь, это просто настороженность (к тому же, попробуйте только уличить меня в антисемитизме! тут, в Нью-Йорке, хасиды - главные антисемиты! они говорят на идиш, активно не признают государство Израиль и презирают всех, кто говорит на иврите!). Я вообще ни от одной религиозно-этнической группы не получала столько презрения, как от хасидов! К тому же, меня очень страшно харрассил хасид в метро в 2013-м, поэтому у меня травма, извините.

"Ой, прямо Вуди Аллен!" - умилился Антон, когда я прислала ему фото красивого хасидского парка.

Да, Антон, ты сильно удивишься, когда приедешь в Нью-Йорк.

(возможно, в Нью-Йорке я полностью разлюбила фильмы Вуди Аллена, но стоит ли об этом?)