?

Log in

No account? Create an account
June 8th, 2018 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

June 8th, 2018

Лето 7. Ашкеназийский холодник, отсутствие Патти, песня старого негра. [Jun. 8th, 2018|01:31 pm]
deja vu смерть
Встретились с Ниной, чтобы ритуально позавтракать в израильском ресторане, который по поводу нашей долгожданной встречи стал предсказуемо ашкеназийским - в нем подавали холодник, как в бабушкином детстве, польская версия: уксусное, жгучее свекольное месиво с огурцом и яичком. Нина тут же на радостях вылила себе целый фейерверк этого холодника на новую кремовую льняную рубаху. Это все Патти Смит! На самом деле мы пошли туда завтракать в рамках сюжета "жизнь этим летом искрит и удивляет", чтобы я встретила Патти Смит (она живет через дорогу от этого ресторанчика) и я наконец-то сказала бы ей что-нибудь знаковое (однажды, впрочем, мы с М. уже встретили Патти Смит в кафе за соседним столиком, но это была Москва - и я не уверена, что сценарий регулярных встреч с Патти в кафе - это что-то уместное в данном случае) - но увы. А ведь было бы так хорошо! Мы бы тоже, несомненно, записали с ней какое-нибудь видео, и потом, когда Патти Смит умрет, я буду писать скорбные и полные мистического знания посты о том, как мы случайно встретились с ней в нью-йоркском кафе за рюмкой холодника, за теплым блинчиком с рикоттой, за мимозой с алоэ! Я же так люблю этот жанр мистической ретроспекции! Видимо, беда в том, что Нина отговорила меня от мимозы, на которую я бросала теплые взгляды, хрустя шеей в сторону барной стойки.

- Таня, - дипломатично сказала она. - Ты правда уверена, что мы сейчас будем есть на завтрак мимозу с борщом?

Я подумала и решила, что нет, не будем. И упустила свой шанс! Видимо, Патти - это не тот человек, встречи с которым происходят случайно - такого целенаправленного, человека, как она, случайные встречи должны даже оскорблять, наверное.

Угулявшись с Ниной где-то около 10-12 километров (мы, кажется, прошли от самого низа Манхэттэна до Юнион Сквер, по пути обойдя обе деревни - Восточную и Западную), мы как-то смогли разойтись и даже не накупить дико дорогих серебряных зайцев, которые водили хоровод в украинском ювелирном бутике "Вера Мясо" (который мы сейчас конспиративно называем "тато, но я художник!")

Я села в Юнион Сквере на зеленую скамеечку среди стелющихся по золотистому песку сердитых жирных белок (наконец-то я увидела, что у белок, как и у голубей, таки бывает детство, и они берутся из маленьких белок!), и позвонила маме, чтобы рассказать ей подробнее про резиденцию и объяснить, что это такое. Мама за меня неожиданным образом порадовалась - оказывается, она уже нагуглила про Макдоуэлл-колонию что-то самостоятельно.

- Я и без тебя знаю, что это такое, - сказала она, - Людмиле Штерн, между прочим, рекомендацию туда написал Бродский!

Я удивилась.

- Ничего ты не знаешь, - сказала мама. - А я уже все прочитала. Еще там был Юз Алешковский. Но вообще русскоязычных там почти не было! Бродский! Сам Бродский написал рекомендацию. Довлатову не написал, чтобы он там не вытворил что-нибудь пьяный, а Штерн - написал.

Мне нечем было крыть: мне рекомендацию написал Анселм Берриган, сын культового американского поэта Тэда Берригана, это не то, что Бродский.

- А еще я отлично знаю этого композитора, Эдварда Макдоуэлла, который основал эту колонию сто лет назад. Потому что он был главной моей травмой в музыкальной школе. Я в пятом классе играла его фортепианную пьесу, которая у меня не получалась, и это был настоящий ад. Билась над ней месяцами. Меня и бабушка твоя за нее чуть ли не избивала, и учителя тоже. Пьеса была такая невыносимая, что я до сих пор ее наизусть помню. Каждую ноту. Как сейчас вижу, как бабушка мне ее пропевает прямо в лицо, а я не понимаю. Я на всю жизнь запомнила эту пьесу. Она называлась ПЕСНЯ СТАРОГО НЕГРА.

- Ха-ха-ха, это ужасно интересно! - развеселилась я.
- Не так уж и интересно, - сказала мама. - Я до сих пор, если меня даже среди ночи разбудишь, смогу сыграть тебе эту песню старого негра. Она была просто НЕВОЗМОЖНАЯ. Я не могла ее сыграть, потому что там были постоянные эти разрывы ритма, синкопы.

- Ну, старый негр же... синкопы... это понятно, - сочувственно сказала я, и тут же поняла, что произнесла непоправимое, ко мне уже начали присматриваться разные прохожие, это же Нью-Йорк.

- Я ненавидела эту пьесу,  - сказала мама. - До сих пор она мне снится. Песня старого негра.

- А вот представь, к тебе приходят тогда ангелы и говорят: Лариса! Лариса! не мучайся! пройдет много лет! у тебя будет дочь Татьяна! и ровно через 50 лет она поедет в дом старого Макдоуэлла писать роман! и опишет там эту историю!

Что-то это не вызвало в маме никакого ликования.

- Такие вот дела, - меланхолично подытожила она. - Как видим, в нашу семью этот композитор пришел дважды.

- Ха-ха-ха-ха, это все ужасно смешно! - развеселилась я.

- Не так смешно, как ты думаешь, - со знанием дела уточнила мама. Поэтому я решила больше не задавать вопросов.
Link17 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | June 8th, 2018 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]