?

Log in

No account? Create an account
November 5th, 2013 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

November 5th, 2013

лед-9 [Nov. 5th, 2013|07:59 pm]
deja vu смерть
В районе железнодорожного вокзала города Минска температура воздуха натурально ниже обычной - городской, живой, человеческой - градусов на семь-десять. Вначале показалось, что это магия некоторых нежных культурных точек, той же галереи Ў, к примеру (это все в режиме человека-праздника заметила приехавшая в Минск на несколько часов Марта, я же просто поначалу дивилась адовой вокзальной стуже и опасалась формулировать: ну, пустой злой город, вечный лед, каменная мерзлота, ничего особенного), но потом оказалось, что это какая-то суровая штука, связанная с законами физики. Вокруг вокзала, действительно, намного холоднее. Другой климат, другая температура. Асфальт ледяной, воздух будто с кристалльцами инея, бесчеловечно колючий. То ли это специально как-то поддерживают этот холод, чтобы Минск встречал и провожал человека ледяным дыханием смерти, то ли от бомжей некое хитроумное устройство, чтобы не ночевали на вокзале и в окрестностях (я крайне прагматично смотрю на вещи, это правда), то ли вообще что-то запредельное. Марта удивилась: а как могут технически сделать так, чтобы на вокзале и вокруг него метров на сто был мороз, а в остальном городе тепло? Ну, говорим мы, если они смогли на площади после выборов в конце марта устроить метель с заморозками и вьюгой, то с них станется и вокзал ледяными бомбами заминировать, ледяной асфальт невидимый поверх всего наложить, холодильный магнит навесить в пространстве - тайный, пустой и тянущий, как выдранный зуб.

* *

Там же, на вокзале, видела потрясающую картину, некоторым образом иллюстрирующую здешнюю жизнь как бесконечное движение вверх и вперед. По лестнице из перехода метро наверх гуськом поднимаются, цепляясь за перила, не взаимосвязанные друг с другом ветхая бабушка с колесными баулами, полупрозрачный старичок с синими веками и застиранным пакетом и сильно пьяный дядя, которого подводят ноги, поэтому перила необходимы как своего рода турникет и тренажер. И вот они ползут втроем, друг за дружкой, полусогнувшись - медленно, сражаясь с силами своих индивидуальных немощей - вверху эта натянутая, как тетива, укутанная в тряпье старушечка с бледными щеками, ниже шаткий старичок, совсем внизу медленный пьяный дядя, старающийся не расплескать всю эту таинственную хрустальную мощь, придавившую его к парапету. Весь этот ползущий наверх замедленный поезд смотрится совершенно трогательно, хочется умиляться, глядя на них, и оглядываться в поисках Киры Муратовой, тем более что в этот день она тоже должна была прибыть в Минск на одесском поезде. Но вот бабушку, будто свечу, задувает ледяным дыханием вокзала, она хватается за сердце и начинает немного сдавать назад. Процессия двигается чуть медленнее. Я думаю: сейчас старичок подхватит бабушку, они познакомятся, подружатся, закружатся, а потом вместе покатят свои вещички на колесиках домой по желтой листве, такой осенний водевиль. Но нет, старичок кричит страшным гулким голосом бывшего уголовника: "Бабка! Эй! Ты давай, блять, решай, ты вперед или назад!". А бабка хватается за свой баул и медленным-медленным предсмертным криком, чеканя каждое слово, скрипит: "Заткнись, сука. Будешь еще указывать мне. Давай, иди вперед, нахуй. Раскомандовался". А дедушка ей отвечает: "Если ты блять уже помирать собралась, хуле ты вообще пошла первая!" А бабка ему отвечает: "Рот свой закрой, нахуй!" А дедушка ей говорит: "Сама рот закрой!". Пьяный дядя тогда выпучил глаза и лег на ступени просто так, а потом поднялся и пошел вертикальным человеком - исцелился, значит. В переход метро зашла собака и завыла. Я вышла прямо на мороз, наружу, и долго укоряла себя, что не осталась и не посмотрела, чем все закончилось. Но, кажется, я все-таки знала и видела, чем, просто что-то во мне обо всем этом забыло.

* *

"Я поняла, - сообщила я в конце концов Маше, - Я все это время сквозь слезы пишу, предположим, такую познавательную книгу про Минск, да?".
"Точно, - радуется Маша, - Можно издать, например, путеводитель. В такой серии, знаешь, для путешественников".
Да, Маша, мы издадим путеводитель. Там будет такая белая пустая точка и черное кольцо. И карта, как в iOS - белая мгла, кольцевая, сетчатый пузырь. И туристические tips - приезжает вот человек в наш город, покупает путеводитель, а там триста страниц о том, как какому-то незнакомцу было страшно и трудно себя выразить. Истинный путеводитель, бледная звезда в пустоте.
Link20 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | November 5th, 2013 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]