?

Log in

No account? Create an account
July 16th, 2013 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

July 16th, 2013

Лето 43-44 [Jul. 16th, 2013|12:27 pm]
deja vu смерть
Меня очень долго не было онлайн: согласно новейшим скандалам, точнее, стандартам, это значит, что у меня наконец-то закипела жизнь, прошла надсадная виртуалия, уныние перешло в яблоневый сад и кактусовый цвет, а шенгенская виза заженьшенилась папоротниковым сиянием. В принципе, так и есть, я пишу эти строки из Варшавы - сижу на улице Вольней Вшехницы, за окном душевно ссорятся пьяноватые итальянские рабочие, и упругий куст отцветшей сирени бьет сухими ветвями в стекло.

Как я здесь оказалась? Что было вчера? Про это я не могу ничего написать, потому что пропустила два предшествующих этому прекрасному моменту дня.

Собственно, начиналось все традиционно. Пятница была полна дождей, тихих грустных встреч бывших друзей в минских кафе (лето в Минске трагичное еще и потому, что все удачно свалившие друзья вечно приезжают, не в смысле, что это плохо - но вот ты сидишь на месте, а они проносятся мимо тебя карнавалом любимых забытых лиц, ах!), ночных прогулок под дождем и таинственных встреч. Мы поднимались по ступеням пустого города с А. и А., моими венценосными подругами, и нас обогнали резвые подростковые ходоки, грубо прокричав из-за наших спин: "Эй, пройти можно?". Адэля была на этот момент уже ужасно накрученная (вначале в туалете у нее и Саши спросили некие молодые люди: а это вы на каком языке говорите, на белорусском? а почему? - а потом, уже в самом пивном дворике, подвыпившая компания с восторгом и шумом обратилась к нам: девчонки! а это какой акцент у вас? хохляцкий или белорусский? в смысле? - оскалились мы. - ну вот вы говорите с акцентом, так это какой акцент, хохляцкий или белорусский? - это не акцент, - змеиным голосом ответила Адэля, - это язык. мы говорим на белорусском), поэтому парней пропустить получилось со скрипом, с болью, проходите, сказала она, давайте-давайте, мы расступимся, мы же тут такие вообще жирные коровы. Подростки опечалились, начали знакомиться - вот мой друг идет! Угадайте, как его зовут! Вова, мрачно сказала я, это Вова. Володя! - закричал подросток. - Володя, они читают мысли, они знают все, Володя!
Проблема тут не в том, что мы что-то угадываем, мы ничего не угадываем, на самом деле. Просто проблема в том, что здесь любой человек, если его назвать и заметить, становится Володей. Язык вот, опять же, превращается в неопознаваемый акцент. Мы что-то упустили, когда строили этот мир.

Суббота стала рабочим днем, потому как я писала три статьи - про Славянский Базар, про Конкурс-Смотр Молодых Групп и про поющего поросенка Петра. В такие моменты я стремительно впадаю в детство, это субботы юности, бодрости и задора, журналистские субботы. Правда, я обнаружила свою прошлогоднюю статью про Славянский Базар и жутко загрустила - она оказалась такой неподдельно искрометной, что даже мне самой понравилась. Теперь я уже так не пишу, конечно. Прекрасное чувство - зависть к самой себе в прошлом! Надо возвращаться в журналистику, писать искрометные статьи, питаться рисом и облаками.

Дальше в моем блокноте написано: страх высоты надо заедать кукурузой. Старые люди не лезут в ракушку.

Вначале испугалась, потом вспомнила, что мы с некоторым количеством друзей и детей гуляли по парку и катались на колесе обозрения, а потом мы с Верой катались на наших любимых "Ракушках", самозабвенно выли и говорили друг другу: интересно, а вот когда мы будем совсем старые, мы так же будем кататься вдвоем на этих ракушках? Вот мы катались в них 9 лет назад с малышом Иваном, теперь Иван огромный черноглазый мужчина-балерун, и мы катаемся тут в каком-то смысле с малышом Евой, но уже через пару лет Ева будет царевна на выданье, молодой дизайнер и издатель журнала "Хруст", а мы все так же, потрескивая косточками, будем вертеться на ракушках и орать. Мы, кстати, видели уже это - там с нами какие-то старушечки катались, бились сухонькими головками о пластик. Лето в Минске, бабушки на ракушке, жаба на метле.

Вера придумала прекрасную шутку на мотив давно забытой песни: я и есть твой бог, меня зовут Даждьбог.

Воскресенье было пустым днем в пути - мне наконец-то дали женьшень и я поехала катать его по Европе, точнее, в Варшаву на один день (день вышел какой-то полярный, ну ладно). Автобусы "Эколайнс", скажу я вам, нынче стали очень интересные. Теперь это белые автобусы "МАЗ". В них все плохо, и вообще они выглядят как холодильник, и ведут себя похоже на холодильник "Минск" - шумят, душат, озадачивают, в них нечего пожрать и не работает лампочка. Рядом с нами сидела женщина с гигантским пластиковым ящиком размером с ребенка лет семи (она везла с собой такого ребенка женского пола, так что было легко сравнивать). Было непонятно, что она там держит.
- Кота? Может быть, кота? - предположили мы.
Все бились коленями об ящик, я сама лично наставила 2-3 синяка. Женщина спала поперек автобуса, используя его как оттоманку (правильно ли я использовала слово оттоманка? надо было использовать слово банкетка, танкетка и табуретка). Из ящика никто не орал, значит, не кот.
Ближе к границе женщина сказала ребенку: ну вот, будем кушать уже, - открыла ящик (это, кстати, не гипербола, он был больше любого чемодана и явно превышал размер cabin luggage) и он распахся яствами на весь автобус: из ящика были вынуты сочные, дымящие холодом палки салями, хрусткие помидоры с ледяной испариной, блестящие огурчики в салфетках, килограммы черешен и абрикос, настоящий южный рынок раскинулся перед нами; прохладная кура источала лень и пляжный коктейльный флер, хлебушек холодил и переливался, персик разворачивался из белых стыдливых одежд, как сонная балерина.
- А это на самом деле такой холодильник! - триумфально заявил всему автобусу ребенок женского пола, с ногами забравшись на сиденье. - А вовсе и не чемодан!
И принялась есть, и ела всю дорогу, только под Варшавой начала жаловаться, что у нее болит голова.

Голова болела у всех, потому что в автобусе плохо  работала вентиляция. Мы пытались иногда открыть люк в потолке, но на люке тут же с усилием повисал какой-то тщедушный дрыщ с фотоаппаратом на шее (черт, а ведь он, наверное, читает мой жж! ну ладно, все совпадения дрыща с фотоаппаратом случайны, это я выдумываю). На третий раз дрыщ сказал, что ему холодно и вообще "походу, чуваки, вы единственные тут, кому душно".
Белорусы обожают автобусы МАЗ и чувствуют себя комфортно в любом газенвагене, особенно если его сделали близ станции метро "Автозаводская". Лучший враг белоруса, следовательно, сам белорус.
На стоянке я поняла: это не дрыщ с фотоаппаратом, я ничего не поняла, это хипстер! это был хипстер, чуваки! я начала тараторить - смотри-смотри, это точно хипстер! Он худой и страшный. У него бледное лицо и глупая прическа. У него кеды. Клетчатая малиновая рубашка. Узкие шорты. Винтажный фотоаппарат на шее. Айфон. Принты с совами и усами. Девушка в одежде из нью-йоркера. На люке висли хипстеры! Черт возьми, зачем их было обижать! Они, наверное, даже не знали, что это холодильник МАЗ, и думали, что едут в крутом желтом чемоданчике Эколайнз, и знание этого факта дарило им кислород, покой и бензин жизни! Но, походу, я и правда единственная, кому было душно.

В Варшаве все еще было душно, поэтому тот факт, что по дороге автобус остановили в каком-то курортном раю, меня не смутил: в ночном мотеле играла музыка, шумел прибой, в палатках торговали пляжными полотенцами, около кофейных ларьков выстроилась очередь прокуренных, черноватых дальнобойщиков, а мимо со щебетом пробегало множество одинаковых девочек в морских шортиках и с мокрыми волосами: серенки. Видимо, где-то в районе Сокулки или Минска-Мазовецкого есть тайный курорт. Или это просто такая остановка в раю - вот рай, куда попадают все хорошие поляки, вот мы побыли там полчаса, вот мы теперь едем в Варшаву. Звирки и Вигуры. Не знаю, зачем здесь Звирки и Вигуры, но досюда все равно никто не дочитает. Привет.
Link23 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | July 16th, 2013 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]