October 30th, 2012

dusya

33

Вот мы и добрались до рубрики "десять лет назад в этот день". Десять лет назад в этот день, скажем, был еще один обычный день из самой странной и прекрасной осени в моей жизни (нынешняя, впрочем, не менее странная и очень тонко, как лезвие, рифмуется с той), и я стояла на берегу огромного темного оврага в лесу около Ратомки, чувствуя, как осыпается под ногами невидимый мокрый песок, который выглядел полностью черным, но звучал, скажем, как белый, и думала: вот бы только никто не свалился туда, там же нет дна. Теперь думаю, что дно там все-таки было, и никто туда не сваливался, разумеется - я, например, спустилась туда пешком, просто съехала по песочку, это было такое мягкое, десятилетнее скатывание, будто с детской горки, самой медленной во вселенной, и теперь я стою там, внизу, на этом невидимом белом песке, и пишу на нем что-то веточкой - наверное, надеясь, что десять лет назад я рассмотрю все эти тревожные надписи, всматриваясь в хлещущую черноту.

Допустим, все эти годы я только и делала, что писала письма. Теперь точно знаю: все эти письма дошли. Я получила этому миллион подтверждений, печатей, белых собак, кинолент и сияющих в пустоте гирлянд невидимого света. И все, нечего ловить больше, некуда отправлять эти передачи мебиуса, да и смысла никакого - ни одно не затерялось, не затерлось, не превратилось в кашу и заказной дождь. Теперь, раз уж они дошли, а я притихла в ожидании ответов, есть резон признать, что и ответы тоже придут - либо уже в пути - и здесь мое дело уже, скажем так, пригнуться, сосредоточиться, выхватить любое из доступных мне записывающих устройств и просто записать все это, что может быть проще. Как можно было забыть основное правило переписки - если ничего не происходит, подожди, все происходит, просто на данный момент не с тобой.