April 27th, 2012

dusya

краткий курс шастливой шизни

Добрый человек Дуся подарила мне прекрасный юзерпик. Дусе три года, она художник, судя по всему. Все время забываю как-то отдельно это указать, вот, указываю - привет Дусе!

При помощи киндла, оказывается, я и правда стала больше читать. Уже прочитала четыре книги, в том числе душеполезный нонфикшн - книгу Кристиане Ф. про детей с вокзала Зоо (почему-то ее перевели под названием "Я, мои друзья и героин") и политическую биографию Лукашенко авторства Федуты. То ли еще будет! "Мой Киндл уже окупился. а твой?" - разделяя мою радость по поводу обретения мира простого пиратского чтива, спрашивает Антон С. Не знаю даже, что ему ответить. 

Постепенно соскакиваю с музыкальной журналистики; не покидает ощущение, что я делаю этим некое гигантское одолжение практически всем. Во всяком случае, все последние события только подтверждают, что я все делаю правильно - концертный продюсер Каша Паширин в достаточно неприятно звучащей форме отказывает мне в аккредитации на концерт памяти моего друга Света, текстами о котором я до сих пор горжусь (хотя и не в текстах дело, да и вообще, надо было изначально приобрести билет; очевидно, что когда Свет был ТУТ, это были его концерты; теперь это концерты Каши Паширина, который говорит мне: "Да-да, ты правильно все поняла, это МОЙ концерт", и это один из самых невыносимых аспектов смерти), люди из прекрасного тайного музыкального домика, в который я прихожу, чтобы написать про концерт группы "Альошя, гив ми э ченс" перешептываются о том, что "должен прийти какой-то корреспондент из Блегазеты" и это, разумеется, апокалипсис и предостережение: боятся. Во мне никто не признал ожидаемого врага, но тем не менее. Сама слышала, как рядом со мной какая-то молодежь нервно переговаривалась: где-то тут должен быть журналист, тихо! тихо, молчи! тут журналист! Я идеально замаскировалась. Но если подумать, вот уж и правда бле.

"Концерт был крутой, но я зачем-то припарковалась около соседней девятиэтажки! Я выпарковывалась из этого дворика около часа! - жалуюсь тамошнему фотографу, - Меня спасли подруги. Я ехала задом в кромешной темноте среди дорогих Лексусов, медленно-медленно и долго-долго, а они становились между мной и всеми этими Лексусами - живой щит".

"К нам просто обычно никто не приезжает на машине!" - смеется он.

Похоже, я стала чуждый элемент. 

Что еще. Сдавала билеты (как будто экзамен, но нет, просто невыносимая невозможность киностудии), пила белый порошок и чай "Нервус", забывала писать в "Твиттер" про кисту конъюнктивы и чувствую неловкость перед "Твиттером" и кистой - с ней столько всего интересного произошло, и никак не задокументировалось, все. Сегодня у нее новый виток.
Хочу, чтобы мир был окрашен в такие же сочетания черного, желтого и синего, как ликер "Паланга" и шоколад "Чайка".

Весна, собственно, началась с того, что в моем дворе, напрочь сыром, из земли повыползали все улитки.

Кстати сказать, весна в этом городе теперь совершенно как в Нью-Йорке - длится от силы один день, иногда два, потом сразу лето и жара плюс тридцать.