April 12th, 2012

dusya

11 апреля. Мигрень, Москва, праздник.

- Я боюсь праздновать свой день рождения, - объясняла я всем. – Потому что уже два года подряд он проходит в атмосфере огромной национальной трагедии той страны, в которой я нахожусь.  Вот, например, 2010 – мы гуляем по улицам Варшавы, там толпы и кромешная, звенящая тишина. И через главные улицы скоро повезут гроб Качинского. И мы с друзьями не можем соединиться – они слева, я справа, а улицы перекрыты, пока не проедет гроб.  И вот 2011 – мы не входим в метро, потому что меня тошнит, вместо метро без десяти шесть мы идем есть суп, и когда выходим, съев суп, все уже случилось и мы находимся прямо внутри оцепления, оцепенения. Я родилась в шесть часов сорок минут, и каждый год именно в это время я нахожусь рядом с трупом человека, погибшего ужасной смертью, в 2010 в это время мимо меня проносили гроб, в 2011 в это время мы просто пытались уйти с Октябрьской и я видела лежащую около метро женщину, укутанную в синий целлофан. Короче, я не могу так больше.

Я рассказываю это всем, потому что это выглядит красиво, книжно и дико. То есть, это такая литературная ситуация. Но, учитывая, что это кромешная правда, я всегда верю, что это все звучит достаточно грубо и жутко для того, чтобы все не считали это литературой. Но, увы, считают.


Collapse )