?

Log in

No account? Create an account
June 14th, 2011 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

June 14th, 2011

сфотографировать и забыть, "к Ашоту - и домой". [Jun. 14th, 2011|12:22 am]
deja vu смерть
Та жизнь, которой я хотела жить лет 10 назад (поездки, концерты, музыка, что-то еще), превратилась в привычную, не требующую документализации - и рада бы избавиться, но включился человеческий фактор, и теперь я уже могу спокойно махнуть рукой на концерт Chicks On Speed в заколоченных варшавских дворах тяжелой нервной ночью, потому что как-то очень уж поздно ("Ну, еще по шоту - и домой!" - уговаривал нас Артем, на что Саша принялась верещать: "Что? К АШОТУ И ДОМОЙ? Я не пойду ни к какому Ашоту!", и теперь это превратилось в новый мем - ну, еще к Ашоту и домой, принято сообщать друзьям, слегка подгуляв в ситуации, в которой надо бы уже давно скребстись под дверью и буравить взором домофон, покореженный молнией и польскими вандалами), а также свалить с последней трети концерта Моби, потому что не хватает воздуха (мне понравился подход Погодиной - она смотрела 10 минут на потолок "Минск-Арены", а потом восхищенно сказала: "Если эта конструкция рухнет, я вот думаю - никто же не выживет!"), но отсутствие Варшавы теперь невозможно, и отсутствие Вильнюса тоже невозможно, мы теперь будем все время носиться между городами на букву Вэ, к тому же вот поезд новый появился - он за 10 долларов (черт, я же обещала себе не писать ничего тут про доллары) и 3 часа привозит тебя в Евросоюз.

В Варшаве мы, в основном, возились с техникой, мечтали попасть в Ботанический Сад, поднимались на какую-то тосканскую вежу с деревянными ступенями, покупали индонезийский лимонад со вкусом коры дерева, хвощей кабачка и верблюжьей травы и снимали видео-открытки о счастливом чужом детстве, в котором мы - пока незапоминаемые редкие пришельцы. Я, в общем-то, мало что помню, потому что нас разморило на границе, а трасса "Белосток-Варшава" превратилась в хищный Лас-Вегас, где всё иллюминировало адским слаломом, пятицветной дорожной разметкой, навешанной почему-то НАД дорогой на манер НЛО, встречными розовыми фурами и разноцветными столбиками в полосочку - короче, это была компьютерная игра в кислотные гоночки, и мы проходили ее с хохотом под Coil, и когда, наконец-то, доехали, оказалось, что вся эта психоделическая иллюминация воздействовала на нас странным образом - мы будто обожрались наркотиков: мы ввалились в дом, беспричинно хохоча, мне сказали: "Осторожно, у нас в доме русские", я восприняла это как хорошую шутку, ввалилась в комнату и закричала: "Я плёхо говорить русски! Кто тут русски говорить! Но я хотеть русский говорить хорошо! Покажите мне настоящи русски!", но оказалось, что в квартире и правда сидят какие-то русские люди -  они  страшно напряглись и начали уходить, мы же пошли в коридор, где стоял холодильник, и, мешая русским выходить, начали судорожно жрать колбасу и еще какие-то ветчины, найденные в холодильнике, при этом у нас были налитые кровью глаза и мы постоянно ржали. Ох, я надеюсь, эти русские - кстати, неплохие ребята же, вроде  - не подумали про нас ничего ужасного. Просто мы были в измененном состоянии сознания, и, к тому же, приехали в дом, где русских, как нам казалось, быть не может (ой, черт возьми, я надеюсь, на меня не обидятся РУССКИЕ читатели, я не имею в виду РУССКИХ читателей, а имею в виду конкретную ситуацию исключительно!) - и, в общем, крыша немного слетела.

Также по дороге в Варшаву мы столкнулись с аномальным явлением - путешествием людей во времени в обратном направлении. Ну да, это уже было у Стругацких. Но тем не менее - у них было, а у нас еще нет. А теперь вот и у нас тоже.

Первым был мальчик-хитчхайкер, блондин, сошедший с гравюр Ральфа Стедмана к книжкам Хантера Томпсона. Мы хотели поиграть с ним, собственно, в большую литературу, думали уже притормозить, но проехали чересчур далеко и закручинились. Через сотню километров мы снова встретили этого хитчхайкера на заправке,  жеон даже помахал нам рукою приветливо. Через час мы снова его где-то встретили, он стоял у обочины. Чтобы не напрягаться, мы решили, что парень едет ОБРАТНО - из Варшавы в Минск - просто его временной поток двигается навстречу нашему, ну и вот.

Второй была бабушка-байкер на скутере. Она с победным хихиканьем выезжала со второстепенной дороги на главную, пропуская нас вперед и поблескивая загорелыми икрами. Через 10 километров мы наконец-то нагнали ее - она уже ехала по главной дороге, сильно опережая нас. Впрочем, бабушке мы диагностировали квантовые свойства, она просто совершила пространственный скачок, но не временной - квантовая телепортация, будем считать.

Поездка же в Вильнюс вышла более спокойной, пусть и кратковременной. В Вильнюсе уже можно есть прозрачно-салатовые гигантские арбузы, полные дождевой сахаристости и белых ломких трещин на срезе, также там уже начался сезон магических встреч в неожиданных местах - например, когда мы забрели в очень стремное подвальное кафе, в котором оказались единственными посетителями, мы слегка нервничали, что опоздаем на концерт "Ляписа Трубецкого" (да, белорусы теперь ездят на концерты "Ляписа Трубецкого" за границу, это все правда), но тут в кафе зашел Сергей Михалок - мы, конечно, поняли, что без него не начнут и рассладились. "Не надо брать голубцы, - сообщила я ему. - Они тут не очень". "Я и не собирался! - ответил Михалок. - К тому же, я вообще не ем капусту. Знаешь, почему? Она ведь ЖИВАЯ". После этого Саша отодвинула от себя тарелку с голубцами и сообщила, что капусту она больше вообще не сможет есть. Надеюсь, она сдержит свое слово.

Михалка я повстречала в Вильнюсе два раза - я обычно всех встречаю два раза: и Бориса Гребенщикова в Питере, и Пола Маккартни в Киеве. Второй раз был уже утром после концерта - я хотела сказать ему, какой это был крутой концерт, и как они, оказывается, поразительно музыкально окрепли за последний год, и что Михалок местами стал прямо-таки ранний Боно (как круто он спел "Грай", невозможно даже представить!), но вместо этого только триумфально заявила: "А у меня ухо не слышит и голос сорван!". Правда, он все воспринял правильно и очень искренне сказал: "Спасибо!", отметив что-то о том, что некоторые белорусы ходят по священным землям города В. идентичными тропами - что ж, это действительно так, к тому же, основа всякой такой тропы - новый супер-поезд, о котором шла речь в начале этого текста.

Еще мы придумали несколько смешных шуток, но все забыли. Я запомнила только несмешную - о том, что когда белорус проходит под Вострай Брамай, его мобильник ловит белорусские сети.

После Вильнюса я поехала на хутор под Воложин - скажем так, это было что-то вроде "Пустых Холмов", только на пару дней, но в плане музыки явно не хуже. Правда, на популярной белорусской рок-группе "Джей Морс" я шестым чувством поняла, что надо уходить, пора бежать, время сваливать - и когда уже отошла от сцены на безопасное расстояние, вдруг свалилась в траву с болью сердечной, будто КАМАЗ в грудную клетку въехал, опутал ремнями безопасности и застрял, ни туда и ни сюда. Ну вот, поняла я, теперь мои недоброжелатели, которые с какой-то стати решили, что я ненавижу группу "Джей Морс" решат, что это была не ненависть, а интуиция и сердечный червь предчувствия: она знала, знала, что последний звук, услышанный ею, будет голосом Владимира Пугача! Но нет, черное болото небытия оказалось где-то за спиной, в сумке нашелся валидол. Видимо, это недосып. Обычно, когда валидол помогает, это не сердечный червь, а просто повод написать в Твиттер, что я и сделаю, конечно же. Но я часто забываю о том, что у меня есть Твиттер. Я вообще все чаще забываю о том, что у меня есть что-то, где я обязана вроде как присутствовать - видимо, такой период, когда все иллюзорное просто проходит мимо.

После Воложина и легкого экскурса в небытие (те десять минут, которые я сидела в траве и не могла встать, были специфическими - я будто смотрела на себя со стороны и даже сейчас, фиксируя это переживание, рассказываю как о ком-то постороннем, чужом, не заслуживающим внимания) выяснилось, что я вот прямо сейчас иду на концерт Моби. Это было круто, но это было как-то совсем тяжело - в день по концерту, и НИ ОДИН из этих концертов не смог, между прочим, перебить концерт "Ляписов", абсолютно серьезно, они теперь вообще транслируют какую-то кромешную ясность и победу всесильной абстракции над левополушарными злыми силами определений и понятий. Пусть весь текстовый дискурс их концерта был направлен на расколдовывание хоть какой-то воображаемой причастности группы хоть к чему-либо - то есть, такое тщательное растождествление, оформленное в виде перформанса (спел песню - тут же отрекся, спел другую - тут же отрекся, чистый Адорно, между прочим - насчет становления предмета искусства в момент мгновенного отрицания его как факта в процессе его же свершения), все равно все эти космические речи складывались во вполне понятный мессадж - "Ну, вы сами все понимаете" - засмеялся Михалок со сцены в какой-то момент. Но вообще это очень круто и небезопасно - пытаться обтекать все, чем ты мог и мечтал бы быть, нигде не зависая ни на мгновение и не отождествляясь ни с чем. Возможно, боязнь показаться пафосным может привести к такому вот блаженному единению с пустотой, но какая разница, каким способом человек куда-то приходит, пришел - и хорошо.

Видели на концерте - черт, я сейчас подумала, что я не могу написать, кого мы там видели. Вот, дорогие русские читатели, ситуация в нашей стране нынче такова, что мы не только ездим в Европу на концерты белорусских музыкальных коллективов, не имеющих возможности выступать в Беларуси, но и, встретив там определенных личностей, вначале боимся об этом писать в публичный доступ (вдруг навредим кому-то или себе?), а потом думаем, не спрятать ли пост под замок. Паранойя? Несомненно.  Да ладно, чего нам бояться! Видели Михалевича, он оказался такой статный и красивый, а мы-то думали. Хотели познакомиться, но решили, что, видимо, не стоит. Но очень хотели, правда. Он был в смешной майке и танцевал под "Belarus Freedom", идиллия.

Я сейчас мало пишу еще и потому, что мы живем в очень странной, искаженной реальности, и если фиксировать ее, как есть, можно сойти с ума, а фантазировать и искрить нет сил, потому что всю свою искристость в подобных ситуациях я израсходовала еще в 1991 году, когда в младшей школе выпускала рукописный сатирический журнал с политическими комиксами и придумывала трогательные песни в духе "Куда же ты, Литво, ойчызно моя?".

Но если, скажем, не ходить в магазины вовсе, и чаще пользоваться услугами Нового Супер-Поезда "Три Часа Европа", жить вполне еще можно, хей-хо. Вот границы когда закроют вместе с Интернетом - тогда да, мы загрустим. А пока - дискотека. Кстати, концерт Moby был очень крутой, и я предпочту считать, что была на нем до последней песни, конечно же.

Кстати, в глобальном смысле, мы все досидели на этом концерте до последней песни, поздравляю. Главное теперь - выйти до того, как пойдут бисы, иначе и в гардероб не достоишься, и в дверь не просочишься. Пока же кажется, разумеется, что выход есть.

Забыла написать самое главное - после всей этой напряженной социальной жизни я уехала в деревню и здесь созрело какое-то катастрофическое количество клубники. Я измельчаю ее блендером и пью из винных бокалов. Уже проявляется характерный румянец, между прочим. Все, все, заканчиваю, спасибо, до свидания. К Ашоту - и домой.
Link25 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | June 14th, 2011 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]