June 1st, 2011

dusya

пососи пустышку. "но все дело в том, что юность прошла мимо"

 Восстановить из черновика?  - спрашивают меня в этом мерцающем окошке вот только что. Я удивляюсь, нажимаю "восстановить из черновика", и он восстанавливает из черновика пустоту. Ну, следовало ожидать.

- Извини, пожалуйста, ты обиделась, наверное! - извиняется вчера Ю.- Просто в какой-то момент вчера ты сказала что-то про то, что вот пришла к нам черная страшная смерть, а я ответила: ну да, наконец-то, все понятно! - как будто ты всегда только и говоришь про смерть и мы над этим смеемся - и, короче, после того, как мы засмеялись, ты повернулась и убежала.

- Нет, ты что, я не обиделась совсем, - отвечаю я. - Я даже не запомнила этого эпизода. Видимо, я уже давно хотела повернуться и убежать, и вообще я даже не говорила про то, что смерть пришла, я просто сказала, что кабарга страшна как смерть - а потом вы засмеялись, и я подумала, что это отличная точка, чтобы поставить точку, типа такой утонченный светский прием!

Ну, кстати, и правда - вот заговорил человек как собственная социальная функция, навязываемая ему окружением, следовательно, состоялся какой-то минимальный коммуникативный ритуал, следовательно, дальше может следовать ритуал прощания или еще чего-нибудь. С другой стороны, любопытно, провоцирует ли ожидаемое социальное поведение дальнейшую ритуальность восприятия? Собственно, лучше об этом не задумываться. Я хотела написать про другое. Дело в том, что мне сегодня с утра (если точно, где-то в семь - я теперь встаю со скворцами, с жаворонками) стало чертовски жаль группу "Петля Пристрастия" из-за рецензии на них, тщательной и обдуманной, но знаковой в каком-то смысле - в ней  очень обстоятельно рассказывалось о том, что всех их вымороченные чувства и эмоции - это пустышка, точнее, пустота (знакомо, да?) на самом деле. Ну, вроде того, что они не то, чтобы честно и искренне говорят от первого лица о своих переживаниях, они, скорей, транслируют некоторую интенцию, выражают желание переживать определенные эмоции и чувства, и эти все их тексты и образы, насыщенные до предела, насыщены не реальным эмоциональным содержанием, а вот этим вот желанием данного содержания, формулировкой желаемого - возможно, предельно четкой и образной, но маскирующей пустоту. Маскировка пустоты, да-да. Где-то мы это уже видели. Желание формы как желание нормы, давай, ешь.

Отлично, конечно - обвинять творческого человека в ТАКОМ, как мне кажется, запредельно жестоко; намного жестче, чем стандартный пинок насчет бесталанности или за что теперь ругают. Или у меня в данном случае просто эмпатия - знакомое, очень знакомое чувство, когда тебя обвиняют в фактическом отсутствии у тебя всего, чем ты хотел бы обладать  и почти по-шамански имитируешь это обладание, надеясь, что имитация последствий взаимодействия, возможно, породит задним числом само взаимодействие или хотя бы сделает его подразумеваемым абсолютом - чем-то, что, вероятно, не случалось никогда, но выглядит случившимся, исходя из полученного из данной пустоты результата. 

В таком случае, восстанавливая из пустоты черновик в виде пустоты, мы никогда не восстанавливаем абсолютный ноль - будем считать, это восстановление интенции, изначального импульса, почему нет.

Но вот приходят люди и говорят: это пустышка, внутри ничего нет. Я думаю, если они поймут, что в данной ситуации внутри действительно ничего нет, им станет немного неловко за эти вот разоблачительные манипуляции. Мы развинтили радио, не нашли в нем дисков с музыкой, оно оказалось пустышкой. Мы вскрыли человека и не нашли в нем две-три его ненаписанные книги - он оказался пустышкой. Мы разбили телевизор, но не обнаружили на ковре кровоточащего трупа ведущей этих дурацких новостей - телевизор оказался пустышкой, ведь он хотел бы, наверняка, чтобы все эти люди по-настоящему сидели внутри него и терлись потными лицами о стекло и железобетон. Мы очень хотим что-то рассмотреть, но видим только туман и черноту, и если мы об этом заговорим - мы пустышка. Черт, это очень трагично.

Впрочем, ладно - у меня подозрение, что этот пост надиктован мне  фосфорорганическим инсектоакарицидом "Актеллик", класс опасности - два. Ведь все дело в том, что последнюю неделю я живу под знаком паутинного клеща и "движение без остановки запрещено".