?

Log in

No account? Create an account
January 28th, 2011 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

January 28th, 2011

приглашая нас с тобою на прогулку отчего отчего [Jan. 28th, 2011|01:03 am]
deja vu смерть
 Я уже больше недели сижу здесь, как в хрустальном танке: такое впечатление, будто время остановилось, будто я вообще никуда не уезжала, просто в какой-то момент вдохнула странного черного дыма и погрузилась в летаргический сон, а сейчас проснулась - и все по-прежнему, просто позади провал - и впереди, кстати, тоже провал. 

Когда я только-только приехала, у меня было ровно два дела - встретиться с Сергеем Михалком и сделать с ним интервью про все, а потом поехать к Саше Рогач и взять у нее прекрасный новогодний подарок, розеточку для макбука, чтобы он мог питаться местным электричеством, и вот на первой стадии все было круто, Михалок был замечательный и какой-то совсем прозрачный (хотя у него был день рождения, это можно понять), а вот когда я спустилась в метро, чтобы ехать к Саше, я вдруг увидела, что в вагоне полным-полно белых женщин и девушек с усталыми лицами, и каждая третья из них одета в белоснежный пуховик! На улице, надо сказать, слякоть, грязь, ржавая хлябь, песчаная кашица летит из-под автомобильных колес, небо цвета свиной кожи, грузный смог висит над городом, солнца вообще нет и не было, темно, страшно и грязно, под ногами вообще месиво - и вот они такие красивые, такие нарядные, эти девушки и женщины города Минска, в белоснежных пуховиках с красивыми застежками, кнопочками, погончиками какими-то, и я смотрела на это все, и мне почему-то было панически не по себе, будто бы их вижу только я. Просто других цветов не было вообще, был только землисто-черный (все остальные были одеты в этой расцветке) и вот эти будто протестующие белые пуховики, чистые-чистые. Они все их сегодня с утра надели, а вчера постирали, поняла я. Потом поняла, что завтра они их снова постирают, а послезавтра, когда они высохнут, наденут, наверное. В вагон входили все новые и новые женщины в белых пуховиках. Я, как голубь, вертела головой и считала их - пять, семь, восемь, наверное, мне уже пора выходить. Это было очень мощное эстетическое и эзотерическое переживание. Конечно, я не восприняла это как письмо лично мне, хотя стоило бы. Селиванов отметил, что это все может быть связано с тем, что я приобрела макбук и теперь вокруг меня группируются белые предметы, но не хотелось бы об этом думать. 

Но больше ничего странного я не увидела. Выяснила, что белорусский виски уже нельзя пить (раньше было можно), успела со всеми увидеться, даже один день побыла на работе, но убежала оттуда вся в слезах и с синеньким крошечным "Москвичом" в руках: депрессия, резко началась, бывает. Очень за всех волнуюсь и переживаю. В обществе, подтверждаю, раскол и разброд. Сжевала за завтраком нижний резет (sic!), прекрасный зубной врач Максим вырастил его обратно практически из ничего, но кальций пока не пью, держусь. Укладывала Евгению спать вместе с Манхэттэнским клопом. Смотрела мультик про собачку Bolt и узнавала каждую улицу, где он там бегает вначале, но никакой грусти или ностальгии нет, на самом деле, и это очень важно. Почти не помню, как добиралась из терминала в терминал Франкфуртского аэропорта с чугунной печатной машинкой в стертых до крови ладонях, но эту историю, пусть я ее и забыла, стоит выдумать, чтобы от нее что-то осталось. Мне очень хочется написать что-то про Нью-Йорк или хотя бы про то, как я чуть не опоздала на самолет и какая я счастливая потом в нем сидела - самолетик! хороший! - потому что я даже от авиафобии излечилась поэтому - но я так и не нахожу нужной интонации, слова  есть, а способ их расположить куда-то ушел, мне почему-то хочется писать это все ручкой в блокноте, на бумаге. Кстати, я там именно этим и занималась - писала ручкой в блокноте, причем много и не по делу, но, по крайней мере, в этом не было уже вообще ничего от пугающего меня словосочетания "жить не своей жизнью". 

Периодически на меня нападают приступы паники, я впадаю в оцепенение и начинаю думать о том, что должно случиться что-то ужасное, и я даже не знаю, что (последний раз такое было именно что в понедельник ночью, но я не видела ничего такого, нет), но это все тоже можно объяснить, потому что такой неуверенности в том, что время и пространство на нашей стороне, у меня еще никогда не было. Хотелось бы думать, что это напряженное время пройдет и все снова будет спокойно, но это самообман, разумеется - ничего не пройдет, это не период какой-то, это и есть жизнь ("это и есть память", угу).

С музыкой все плохо, сейчас мой единственный друг в этом смысле - бокс-сет Стива Райха. 

И, блин, я не знаю, зачем я все это написала, потому что мне теперь почему-то очень страшно сюда писать. Страшно, что это на что-то повлияет, что это кого-то обидит, что кто-нибудь вдруг увидит там не то, или наоборот то, но не там - короче, просто такой дикий затык, что надо его как-то вручную разгребать, вот, пытаюсь. Наверное, и правда надо сделать тут серию постов про Нью-Йорк, хоть польза, чтиво, ну.

Пока что воспоминания в точности имеют форму и очертания этой вот фотографии - как будто я до сих пор где-то там:



Link47 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | January 28th, 2011 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]