?

Log in

No account? Create an account
September 19th, 2010 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

September 19th, 2010

there's a little black spot on the sun today [Sep. 19th, 2010|12:35 pm]
deja vu смерть
 Сходили вчера с мамой на концерт Стинга, действительно, прекрасный концерт, хотя с оркестром обычно всегда и у всех получается какая-то муть и скукотища (да и сам альбом Symphonicities, если честно, больше одного раза слушать абсолютно не интересно из-за убийственной предсказуемости аранжировок). Но тут получилась не муть и даже не скукотища, хотя я обычно даже трехчасовые концерты Cure не всегда высиживаю с одинаковым уровнем концентрации внимания. Видимо, тот самый редкий случай, когда оркестр - это не последняя попытка спастись от безысходности, а любопытный способ как-то разнообразить творческие планы.

Стинг классный, почти не изменился с тех пор, когда я ходила под стол, бормоча о том, что он зануда, зануда, конечно же (мне было 12 или 13, и мамины кассеты мне казались окном в старость и ветхость). Ну, вообще, это все песни из детства, конечно, ностальгия и всякое такое. Я даже, кажется, первый раз поцеловалась именно под какую-то песню Стинга (пусть это и неосознанно; мама слушала Стинга в кухне на всю квартиру, как всегда, а мы с кларнетистом Жорой целовались в детской). Но это не важно, все равно концерт был очень интересным, это главное, ну и King Of Pain он спел, это моя любимая песня Police. А какая у вас любимая песня Police? Мы шли назад через Дом Карпа, так вот у Карпа любимая песня Police про бутылку. Но про бутылку у многих, а вот когда я недавно ехала с Рогач и ее друзьями в Вильнюс и сделала погромче на "Мисс Граденко", и друг Рогач испуганно спросил, что это такое, и я говорю - а это Стинг - вот, тут уже немного другие критерии включаются.

Еще помню, что в середине 90-х мы с мамой тоже хотели сходить на Стинга, который тогда выступал где-то под кремлевскими елками. У нас ничего не вышло, потому что билеты стоили 100 долларов. Это были какие-то нереальные деньги. Сто долларов, говорили мы, вообще кошмар, наверное, нам не суждено попасть на концерт Стинга вообще никогда, Стинг - это для московских олигархов! В то время сто долларов были гигантские деньги, на самом деле. На них, наверное, можно было купить самосвал или целый ларёк. Нашей семье этой суммы хватало на месяц какой-то безбедной и залихватской жизни, с цыганами, медведями и золотыми сапогами. А теперь что - вот, билеты сто долларов, и это совсем не трагедия: десять тысяч человек купили билеты, сходили, послушали. Вот как меняется сущность одной и той же бумажки с безразличным волосатым лицом.

Ах, да, еще фильм "Дюна", это ведь тоже из детства.
Link44 comments|Leave a comment

(no subject) [Sep. 19th, 2010|02:19 pm]
deja vu смерть
Друзья! Мне абсолютно не о чем писать, но вдруг я вспомнила, что в детстве, когда мне было лет 20 или чуть меньше-больше, писала стихи, как и все мы. Наверное, это хорошо и справедливо, что в те времена не было всякой дряни вроде ЖЖ и эти стихи слышало всего три человека, один из которых Адам Глобус, который сказал мне, что я не Хармс, а полная чушь! После этого, конечно, я перестала писать стихи, потому что мне всегда казалось, что я их кому-то прочитаю, и мне скажут - ну нет, Татьяна, разве ж вы Бродский, разве ж вы Пригов, вы полная чушь, а тут - блин, Хармс, какой позор. Тем не менее, я в состоянии какой-то душевной смуты рылась по старым блокнотам и нашла кое-какие уцелевшие стихи о жизни, любви и животных, и подумала - какие кромешно милые, идиотские стихи! Зачем я их так стеснялась в те годы, когда человек и так стесняется в себе вообще всякого вдоха-выдоха!
внутриCollapse )




Пчела.

Знойным летом ликует пчела

Опыляет цветы и растения

Но зимой нет цветов, и пчела не нужна

И она погибает в мучениях.





Весна на Висле.

Песня.

Плывут русалки польские

Вдоль Вислых берегов

Тела русалок скользкие

И нет у них умов

Плывут русалки грязные

Плывут весну встречать

И плачут люди праздные

Не могучи кричать.





Колыбельная.

Когда солнце вечером закатывается

Седые горцы в плед укутываются

С улыбкой раны обрабатываются

И рыбки с плеском в сеть запутываются

Прыщи на соснах в небо вбрасываются

Шуршат астматики протезами

Земля в себя травинки всасывает

И воют лютики диезами

А ты не спишь, мой ангел смутный

И мглой зрачка со мной играешь

Не удался наш ужин ртутный

И я уйду и ты растаешь.






Из серии: опасные болезни человечества.

Гепатить.

Шла девчонка молодая

Через шпалы по метро

У метро ни дня ни края

Как кишка его нутро

Машинист, что ей навстречу

Вел наполненный состав

Разразился воплем-речью

Ту девчонку наверстав

И диспетчер бился в стены

И на кнопку нажимал

Кровь сорвала штепсель вены

Организм, трясясь, упал

Кто ж просил тебя, девчонку

Рвать упругой жизни нить?

Страшен хруст надежды тонкой

Страшен вирус ГЕПАТИТЬ.

Тиф.

Шла старушка по ступеньки

К свету белому стремясь

У старушки нету деньги

Не купить ей хлебь и мясь

Скользок путь, залитый снегом

Белый свет уныл и мал

И народ охвачен бегом

Путь ступенчатый прервал

Не толкал никто старушку

Ни сбивал из ней клюку

Не пинал ботинком тушку

Воя матерну строку

То сама она низверглась

Белый свет не поглотив

Знать реальность ей приелась

Знать опасен вирус тиф.

Диарея.

Страшен вирус диареи

Не убъет его коньяк

Перед ним и зверь бледнеет

Перед ним уныл маньяк

Бледность жертву покрывает

Тело украшает сыпь

Диарея убивает

И пантерь и совь и выпь

Руки мой перед едою

Ноги мой перед постель

Будешь тонок как секвойя

Будешь прыток как газель.

Мононуклеоз.

Шел младенец по паркету

Оставлял на нем понос

Час прошел – младенца нету

Страшен мононуклеоз.


Просто очень Глубокие Стихи:



Сливовые реки.

Аглая купает упругие бедра в сливовой реке

Аглая скупает инжир чемоданом у женщины в черном

И шарят мужчины в Аглае, как ящер в песке

И жарят каштаны в Аглае, присыпав их дерном,

Аглая приходит домой кораблем из бумаг

Швыряет морщины на стол и читает газеты

Аглая поет: «Не сдается наш гордый Варяг».

И ей не звонят андрогины, певцы и эстеты

Аглая моя, как хотела бы я быть тобой

И окунем в реках сливовых клевать беспрестанно

Но в сердце моем хлещет ливнем прилива гобой

И быть я тобой не смогу никогда. Это странно.

Да и нафиг

нужно.


Григорий и котята. Мантра.




слепые котята Григорию в тягость

они не видят его бороды

его черных монголоидных глаз

веревчатой шеи, которую женщин десятки

ласкали кипящими пальцами

слепые котята Григорию в тягость

их рыже-пушистые капельки

не видят лучей заходящего солнца

которое вдохновляет Григория

стихи писать руками

шпинат головою глотать

зачем же котята Григорию?

Григорий не чужд и игре на рояле

Григорий невнятно полотна Рембрандта

сумеет осмыслить, Григорий не циник

с кувшинкой пернатой играет в пятнашки

целует коня в полосатую шею

достает из пупка рассвета шаль

и умеет вязать панталончики

но слепые котята

Григорию в тягость

они не поймут равновесья Вселенной

не словят лягушечку мягкою лапкой

вальдшнепа не сожмут бесстыдным зубом

вдобавок, у Брэма Григорий случайно

прочел про котят приговорную новость

«новорожденные котята не только слепые

они и глухие еще»

глухие котята Григорию в тягость

они не услышат Бизе и Пуччини

они не услышат пугливого плача

студентки, цветок чей Григорий сорвал торопливо

запачкав портьеру своею пыльцою

они не услышат Pink Floyd, Rolling Stones,

The Doors, Alan Parsons, The Clash,

визжанье цикад

хрип Григорьевой матери

истошные вопли калитки

и пых уходящего теста

глухие котята Григорию в тягость

Ангелы всегда защищают нас перед Богом

Но Бог все равно поступает по-своему



Карма  курва.

польская бабушка в чепчике белом
кто в вас впивался игольчатым шилом?
кто в вас врезался неоновым телом?
кто вас манил заграничным винилом?
сладкая бабушка с розовым взглядом
брызги очков над серебряным зубом
кто в вас плескал неразмешанным ядом
кто вам казался сиреневым кубом?
кто вам, бабуля, подсвечник подсовывал
в ватную руку девицы рубиновой
кто лошадей вашей страсти подковывал
кто вам зверюшек лепил пластилиновых?
помнишь ли, бабушка, сколько их было-то
точную цифру прошепчешь ли в ухо нам
иль в черепке твоем начисто вымыто
все что относится к цифрам и именам?
что ж ты молчишь, мой цветочек седеющий
мордочкой влажной кромсаешь платочек
а в голове запятые редеющие
и многозначья удвоенных точек
вихри тире и улитки дефисов
простые слова вроде "столик" и "внучка"
вот тебе карма как кладезь сюрпризов
вот тебе листик, а вот авторучка
пишет бабулька немая от горя
"в юности многим себя раздавала я,
скользким стаканом вливалась я в море
деревья валила с улыбкой усталою,
много их было иль мало их было
память как муха в куске мармелада
все что всплывало, всплыло и уплыло --
а пустота безнадежнее ада*,
я раздавала надежды и слезы
я надевала одежды на нервы
я не меняла прически и позы
каждый кто был  -- был единственно первым
сейчас же надменная птица безногая
память мою ощипала как брови
теперь я себя перед снами не трогаю
и год на белье я не видела крови
ах карма ты курва ты сука костлявая
ты вроде мгновенная но бесконечная
теперь я в поту безразличия плаваю
душа без любви еще хуже чем вечная"
Старушка, старушка, к чему твои речи
к чему написала ты эту бредятину
ложися в могилу где плавятся свечи
и в руку схвати молодое распятие.
О польская бабушка, труд твой не нужен
никто и не вспомнит про взгляд твой сливовый
твой мозг переполнен твой мозг перегружен
а счастье ворвется в твой крик уже в новой

жизни
светлой и радостной


(*  -- это было у Бродского - там что-то про то, что после смерти будет пустота, и необъятнее, и хуже ада..."я верю в пустоту")






Песня о хлебе.

(Посвящается Борису Борисычу Гре)

Егор купил буханку хлеба в магазине.

Егор принес ее домой в большой промасленной корзине.

Егор буханку хлеба выложил на стол пустой.

Егор – мужчина холостой.

Буханка хлеба сочный и унылый вид имеет

Буханка хлеба над Егором злоумышленно довлеет.

Буханка хлеба злобным «ять» чрез полушарья мчит мосты.

Буханка хлеба – это память пустоты.

Судьба свела Егора и буханку хлеба воедино.

Судьба стыдливо прячет исцарапанную стеклышками спину.

Судьба не позволяет им друг друга чувствовать и понимать.

Судьба – вселенская япона мать.

Надежда держит щупальца Егора под буграми.

Надежда прячет хлеб под душными небесными коврами.

Надежда добивается взаимности, суля чуму.

Надежда – это трансцендентная Муму.

Вселенная смеется над бездействием Егора.

Вселенная в понятии буханки не больше мухомора.

Вселенная не в силах все сплести в контекст логический.

Поэтому конец у этой песни вот такой трагический.

.....................................

Песня о матери.

(посвящается матери)

Упрямая мать одинокого Павла скрутила в комок.

Как будто бы Павл одинокий не в силах с собой совладать.

И с Павлом, стыдливо журчащим, шагнула она за порог.

Безумная, жаркая, до опьяненья упрямая мать!

Бродили лесами, на солнце хрустели колосьем полей.

Плескались в реке и кидались форелью в огонь.

И Павл одинокий форели шептал: «Не убей!»

И раненым взглядом в душе исчезал пузырящийся конь.

Смеялись раздето, луне приносили мышей в рукаве.

И строгим касанием губ утепляли нестройные думы.

И Павл одинокий шептал в пустоту: «Это все в голове».

И скалились птицы, и ночь улыбалась угрюмо.

Но зверь непростой подстерег их на тайной тропе.

И зверь с пустотой не в ладах, он услышал забавные крики.

Упрямая мать одинокого Павла теряет, полпесни ему не допев.

И скачет сама со скалы, разлетаясь в звенящие блики.

.....................

Песня о Вещем Олеге.

Как ныне сбирается Вещий Олег.

Так после сберется Пропащий Варяг.

И раньше собрался Хрустящий Урюк.

И позже сберется Свистящий Моряк.

Так в прошлом далеком сбирался Святой Моисей.

И в будущем сложном сберется Сопливый Евсей.

А в веке тридцатом сберется Новейщий Адам.

А в каменном веке сберется Отважный Ыгым.

Вот так вот сберутся хорошие люди.

И замутят что-нибудь прекрасное.

Любовь

Ядвига полюбила Валентина

В ее слюне кровавой мяты гири

Ядвига лучезарна как картина

Ядвига неземна как харакири

Ей всласть любить слепого Валентина

Который вяло рыб сзывает плеском

Кладет улов в безмолвные корзины

И плачет кочетом за занавеской

Любить бы Валентина юной Марье

С рожденья рук и ног навек лишенной

Но та – мертвец, не снесший топкой гари

Скопившейся за каменной колонной

Ее уста не пьют румян прозрачных

Ее глаза встревоженно уснули

Не ей любить восторженно-невзрачных

Не ей метать свинца густые пули

В Ядвигу, лучезарну как картина
В Ядвигу, неземну как харакири,

Не ей любить слепого Валентина

Не ей рожать щенят в его квартире.

= =

Ястребы.

Кованые ястребы, серебром звеня

Маленького Юрочку звали в облака

Лучше бы не Юрочку, лучше бы меня

Мне сказали ястребы – потерпи пока

Юрочка – болезненный, вот на нем прыщи

Боли нежной занавесь пряник шелест звон

Ты же облака свои на земле ищи

Нам же больше нравятся мальчики как он





LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | September 19th, 2010 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]