September 13th, 2010

dusya

приходите к нам на вернисаж

Пока мы идем через эти дворы, я всю дорогу что-то там про мистику этих дворов, пустоту этих портфелей, отсутствие второй пары чугунных шишек на арке "Б", но когда нас останавливает пятеро ритмично реющих влево-вправо в душной сентябрьской ночи подростков с вопросом а гдзе тут вернисаж? - и когда я с ужасом отвечаю, что вернисажа тут нет, подозревая, что это просто какой-то мрачный новый способ неприятного знакомства с собственным будущим (да, моё будущее - это пять пьяных подростков!), Евгения спокойно говорит едким голосом уставшей училки: "Вправо идете вверх, мимо стального памятника бывшей фабрики фонтанов и круглой башенки из смолы восемь метров трам-пам-пам, потом сворачивайте в единственную доступную сторону, переходите через трамвайные пути и магазин "Веселый Шершень", ага, он прямо на путях, точняк, и там, уже на уровне пятиэтажек, за клумбами, будет увитая гладиолусами дверца в земляной подвальчик, и вот там-то все и происходит - иными словами, ВЕРНИСАЖ". Спросила, откуда знает. Говорит, мой район, чо. А ведь были соседи когда-то, и сколько раз я от нее шла этими дворами, никакого подвальчика, никакого вернисажа, никаких вопросов, и через трамвайные рельсы переложено что угодно, только не шершень.

Дома обнаружила, что нет смысла расстраиваться исчезновению магических знаков и символов добра, любви, фонтанирующей нежности и героических свершений - если в жизни уж нет добра, любви, ф.н. и г.св. Утратив дар речи, глупо убиваться по алфавиту, его хрупкой недосягаемой стройности, невыговариваемой  упругости согласных. Иными словами, снявши голову, по волосам не гладят. Но вот же кажется, что я именно что сняла голову и глажу ее, чтобы хоть как-то успокоить, по волосам -  и хорошо, кстати, что я их не вижу, они наверняка все седые. "А почему я ничего не чувствую?" - весело кричу я Евгении. "А потому что ты сойдешь с ума, если будешь все чувствовать!" - отвечает она.

Освоили дзен: пить воду из-под крана как воду вообще; разложить кровать сквозь едущий по комнате медленный теплоход; удалить из компьютера все фальшивые папки "Музыка", "Юра" (тут было другое имя) и "Фотографии" - вместо фальшивых, кстати, удалились настоящие, но это очень давний, давно доказанный эффект вирусного раздвоения - удвоенный объект просто переходит на ту сторону; утроенный объект исчезает навсегда. А всё, что не записываешь, хранится в памяти, к сожалению, не больше семи-восьми лет. Но это тоже, честно скажем, очень даже увесистый срок.