March 24th, 2010

dusya

big in japan

Чтобы понять, что тебя где-то уже совсем нет, нужно обязательно еще раз прийти туда, где тебя нет - иначе все это просто дурацкие игры в мозговой мячик. Хотя ощущения, конечно, не из приятных - такое бывает разве что в тех снах, когда ты приходишь сдавать очередную контрольную по математике в душный подростковый класс из полупустых людей с как бы стертыми лицами, мучительно растираешь пот, капающий со лба, по желтоватому листку с заданием, а потом вдруг видишь, что тебя там нет - не в смысле "это сон и ничего этого нет", а как-то наоборот, исключающим методом - "всё это есть, и эта бесконечная ситуация контрольной работы мёбиуса объективно существует и вьется сладким стиксом где-то за гранью нашего понимания, но я оттуда уже вышел черт знает когда".  Приходишь на свое место, а оно тебе велико или мало, и хочется расправить плечи, но давит вот этот угол столика, а люди, которые за ним сидят, или намного старше, или вообще младенцев по столу кто-то разложил, чай, столик-то пеленальный. Нет, не "не твое", другой симптом - ты больше не занимаешь то же место, что занимал раньше. И если при этом понимании тебя охватывает паника - тогда кругом ложь, конечно, и это предположение, как и любые другие преимущественно панические озарения, стоит выбросить на помойку. Только полное спокойствие принятия собственного отсутствия в какой-либо ранее повторяющейся ситуации твоей, как ты думаешь, жизни, гарантирует правду. Но нужна ли нам правда?

Я раньше всегда переживала, что никогда уже не смогу послушать альбом "Во имя разума" живьем - потому что все разошлись, распались, никто в этом больше не участвует. А вот и нет - вчера все сошлось, все совпало, и все снова во всем этом участвовали. Перфокарты! Ну да, перфокарты. Но в этом провале длиной в тринадцать лет моих лет - максимум восемь. И иногда так тяжело вложить восемь в тринадцать. Это как вложить треугольник в крестик.

- А вы уже к нам приходили! - сказал нам с Адэлей вчера ночью официант, к которому мы днем приходили с Антоном.
"И клопов монолитная гроздь долбит мне лобовую кость", - подумала я. Долбит, братцы, долбит.

Идеальным завершением вечера было выяснение того, что банщик Володя у нас был один и тот же, просто кого-то успели хлестнуть веником, а кто-то сразу же убежал. Но какая разница! Впрочем, если мысленно перечеркнуть невозможность и странность этого совпадения, можно убедить себя, что, возможно, банщик Володя - обычный демон, являющийся людям-вроде-нас в схожих ситуациях. Когда нужно всё бросать и бежать - но на пути стоит добрый креативный банщик с ломографической камерой и мягким, обволакивающим голосом шепчет: "Постой. Я просто тебя сфотографирую на память, чтобы ты никуда не исчезла". Ага, ну-ну, конечно. Знаем мы про такую память. Десять лет тут сидим из-за нее. Не надо, не надо.