?

Log in

No account? Create an account
December 28th, 2009 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

December 28th, 2009

Как прошел этот год: куски записной книжки, симптоматическое, "зачем мне твиттер, когда" [Dec. 28th, 2009|04:47 pm]
deja vu смерть

Как известно, в ЖЖ я ничего личного не пишу, личное я иногда записываю в черный ежедневник. Он уже подошел к концу, поэтому я решила перечитать его и посмотреть, как складывалась моя жизнь в 2009-м. Что ж, кажется, жизнь была достаточно печальной, зато все наши светлыя мечты почему-то сбылись! Многое из описанного мне уже непонятно, но в месте провала - это июль-август - с героем явно происходит что-то переломное, потому что из записей исчезла суицидальность!


Дальше обрывки и кусочки, личное (и это вовсе не "итогигода", потому что гигода пишется в конце, а это все писалось в процессе, когда цельного видения гигоды не могло еще быть!)Collapse )щем, я сознательно ищу перерождения (очень мило, что у них там, в Книге Мертвых, пугают перерождениями на уровне животного или на уровне невротика).

«Состояние постгенетического смысла».

Отец, маме: «Помнишь, у тебя дома покойник был, шайбу на тринадцать поставил».

Мне никогда не следует забывать стихотворение про акваланг, увиденное мной в 16-летнем возрасте на одной из парт главного корпуса БГУ; от этого многое зависит в моей жизни.

«Православная церковь травматологии и ортопедии».

Электропоезд с маньяком отправляется обычно в 15.35.

Я превратилась в колумниста. Меня ненавидят евреи. Я уже начала писать суицидальные письма самой себе и зачем-то знакомить с ними Кузмицкую (все у тебя хорошо, - говорит она через месяц, а я-то уже не я!).

Мы ЛСД, нас запретили.

«Нужно несколько раз в день ощущать радость, обращаясь к растениям и животным, чтобы налюбоваться их видом, а вечером, перед тем, как заснуть, нужно увидеть их мысленно». (Эрнст Юнгер, 10 мая 1939).

В моих детских дневниках чаще всего повторяются фразы:

- Как-то это подозрительно.

- А не подвох ли это?

- Что-то во всем этом не так.

- И вообще, здесь что-то НЕ ТО.

Отсюда вывод?

Хиппи заразили меня добрым гриппом!

ФЕВРАЛЬ

Где я была, там венгр сейчас сидит.

Я идиот – как вообще можно думать о том, что ты имеешь право требовать от людей (пусть даже близких) какого-то адекватного, честного и правильного (по твоему мнению) понимания твоих слов и поступков. Никто не обязан никого видеть и понимать.

Меня почему-то воспитывали с расчетом на то, что я буду (и обязана буду) всю жизнь заниматься вещами, которые мне неприятны: потому что, мол, это и есть жизнь. Смысл заниматься неприятными вещами: т.н. «перспективы» (пенсия?) и продолжение рода. Кажется, так воспитывают 90 процентов людей, и это ужасно.

Мы же все в этой стране букву “ч” неправильно выговариваем!

«Так, а теперь назовите причины вашего визита в Борисов…»

Я совершенно потерялась. Три месяца безвылазной жизни в Беларуси превращают человека в колумниста (внезапно появляется четкое мнение обо всем – это компенсаторная функция).

МАРТ

«Прославленной белорусской журналистке вечно что-нибудь плохое мешает делать что-нибудь хорошее».

Мы упомянули его имя в кафе, и за все соседние столики тут же подсели все его бывшие любовницы. Видимо, это антропологический мюзикл. Видимо, они все должны были вдруг запеть гимн.

Уже нет, действительно, смысла заниматься вещами, теоретически ПЕРСПЕКТИВНЫМИ: теперь лучше делать либо то, что по-настоящему нравится, либо то, что сразу же окупается в финансовом плане и может быть использовано для чего-то, что по-настоящему нравится. Будущего может не быть.

Была в «Добермане», счастливо уволилась, журнал стал лучше, да, но и я-то, может быть, стану лучше!

Они все употребляли слово «пустота», но меня это почему-то радовало и даже как-то охраняло и оберегало. Еще они сказали «холодная отстраненность» и произнесли слово «Кафка», ну ладно Кафка, но «холодная отстраненность» - это же мой ЖЖ-интерес! Я ставлю кругом СТЕНЫ и не подпускаю близко вообще никого, и нужно что-то, чтобы разбить эти стены, о боже, я что, сходила к психоаналитику вместо всего этого?!

- Ну хорошо, вот ваши отношения мне почему-то не кажутся идиотскими…

- Татьяна! Это потому, что у нас не «отношения», у нас любовь!

Не понимаю людей, которые агрессивно и методично гордятся тем, как ДОХУЯ они вкалывают и вкалывают и как они ДОБИЛИСЬ благополучия и они умные, а остальные идиоты. Понять бы еще, в чем корни этого непонимания.

- Я подруга Ольги Сапач, - сказала мне вчера одна незнакомая милая девушка в баре «Пинта». На ней была майка с Бобом Диланом. Ничего никуда не исчезло. И ты бы тоже туда не пошел.

Здесь автор начинает понимать свое предназначение (но очень скоро, к счастью, его забывает).

АПРЕЛЬ

Куда я могу звонить, если у меня изо рта постоянно слюна течет? Как с этим вообще люди живут – со всей этой слюной, со всеми своими железами для выделений?!

Меня назвали в честь аэропорта!

МАЙ

Я бы хотела, наверное, изучать вот эти вещи:

- Исчезновение души в человеке.

- Психические метафоры высшего и низшего уровня (без промежуточных).

Ну и, наверное, все.

Утро после НОМ-а начинается с фразы:

- Какой замечательный был концерт! И какое счастье, что нам не надо о нем никуда писать!

Каждое утро Рымкевич учтиво спрашивает:

- Татьяна, хочешь коньяку?

Ну да, я потом стала соглашаться, конечно. А потом «уже перестала».

Какая разница, к кому ходить в гости в этот дом?

Когда я иду на кого-либо ВОЙНОЙ, этого мало того, что никто не замечает, так я еще и всегда проигрываю.

Проблема в этом моем постоянном молчании, в страхе перед говорением, я не могу вообще, не смею говорить от первого лица, кто я вообще такая? Меня нет, меня нет.

Видела Хмана, отказалась от ЛСД (оно недостойно нас с Евровидением), сама собрала схему ДИКТОФОНА и РАДИО, есть в жизни счастье – это радиоволны и электричество!

Теперь я снова слышу музыку вместо СЕБЯ (была невероятно поражена клипом на BringinThe Body Back Home). «Ну, я помню твое лицо», - сказал Стивен. «Этот арт-журнал издох, - объяснила я, - Кризис же». Стивен спросил: are you OK? и это было жутко смешно. Ну конечно, у меня все прекрасно, я езжу в АД и пишу о нем репортажи.

Далее происходит то, чего следовало ожидать – в московском метро ко мне залазит в сумку какой-то тихий хипстер, я с воплем отпрыгиваю (ощущение насилия вызывает панику – зачем в моей сумке чья-то чужая рука? Непонятно и страшно – чужая рука, будто отрубленная) и еду в вагоне, нервно озираясь – ладно банковские карточки, я их восстановлю, и кошелек, фиг с ним, но вдруг он успел достать диски coil? Как мне тогда это понимать и интерпретировать?

Кузмицкая уехала в Кивей (теперь так пишется Киев) в том же самом поезде, в который хладнокровно опаздывала Евгения, уезжающая в Жлобин. И это не синхронизация! Потому что тех, кто не выдержал, из автобуса просто выбрасывали!

Надо делать только то, в чем проявляется твоя сила – и не обращать внимания на аудиторию, она не твоя аудитория, если она тебя меняет.

Многим ли людям в Минске тоже хочется покончить с собой из-за акустических объявлений в метро? Или я просто чего-то не знаю?

Злость из-за того, что это все прямой упрек моей самодостаточности: я манифестирую собой немощь прошлого, я знак-символ суровых дней – но я ведь тоже динамическая система, со мной тоже происходит движение, я тоже меняюсь (но если 300 раз сказать “Я изменился”, что-то изменится?). Мы вырастаем из людей, но тех людей, из которых мы вырастаем, в той же мере не существует, как и прошлых нас. Я говорю с тобой будто бы из твоего прошлого, а между тем я здесь и сейчас, вот почему я злюсь – я просто хочу существовать. Я не хочу исчезать. Иногда хочу, да. Но здесь – нет, не хочу.

Ни один серьезный разговор никогда еще не увенчался ничем хорошим.

ИЮНЬ

Удивительное дело. Я не могу принимать и понимать катастрофы. Даже перед лицом ее (катастрофы) очевидности я закрываю глаза и говорю себе: это неправда, этого не случится, я точно знаю, что все не так, все иначе – и я вообще, наверное (тут стоит блок, я даже думать в этих терминах не могу). Ну что, мне не хватает смелости признаться в том, что я сделала окончательный выбор, а он НЕВОЗМОЖЕН? Почему так стыдно быть несчастной? Тут все очень грустно и больно, вообще мир грустное и нелепое место. Нелепое грустное тесто.

Нас черви жрут, а мы звоним друг другу по телефону и орем по цепочке: зачем ты мне звонишь вообще? Если тебе нечего мне сказать, зачем звонить – просто, бля, чтобы меня услышать? Понятно. И кладем трубку.

О, мир! Мир, которым называют витебскую область, чтобы спасти мне жизнь! О, мир, в котором я все всем всегда прощаю, потому что я дико боюсь всех навсегда потерять!

Столько часов ЛЕТА было уже потрачено на чужой мозг и какое-то визгливое его перебрасывание из ладони в ладонь: такая буддистская игра – горячий мозг! И незачем кричать в окно: я ухожу, потому что меня не ценят, не любят, не уважают (цените меня, - орешь ты, - я лучше всех!), если можно вообще, без объяснений, исчезнуть.

-         Ну ничего-ничего, - утешаю я себя, - В следующий раз исчезну без объяснений.


Ох. Кажется, эту главу написал Уильям Берроуз в ДЕТСТВЕ.

Или когда просто кладет голову мне на колени, и стоит так долго-долго, и не уходит, и это тоже было письмо.

Еще во мне живут люди, которые в состоянии отчаяния катаются вокруг кладбища на велосипеде.

М., глядя на эмо-подростков в окно кафе.

- Уныние – смертный грех!

- Они же веселые, смеются...

- Просто они выглядят, как унылое говно.

Граждане! Так если у нас у всех наконец-то закончились периоды нас в нашей взаимной жизни – не пора ли нам снова вернуться к себе и здоровыми стать?

Сериал МАГИЧЕСКАЯ РУКА

А) Гудзь пожал мне руку!

Б) Этой же рукой я врезала Ч. по морде, когда он поймал меня в чистом поле и начал кричать что-то про ***.

В) И ей же я нашла в толпе, в темноте, потерянный Адэлин телефон.

И всё, волшебство окончилось.

Новые наблюдения за миром – если от холода начинается истерика, можно смело ЗАСЫПАТЬ. Если сил хватило на истерику, их хватит и на то, чтобы потом проснуться, сковыривая с лица замерзшие слезы.

Вот где жизнь и смерть в едином цепком порыве потустороннего ветра: маленькая литовская девочка поднимает с собственноручно сложенного травяного гнездышка полудохлого воробья, страдальчески открывшего клюв, и говорит:

-         Вы можете его погладить. НЕ БОЙТЕСЬ. Он не кусается.

Птица явно была неизлечимо больна.

Марта ее погладила.

И я погладила. Девочка поцеловала птичку и убежала с ней куда-то вдаль. Сбоку стоял дедушка девочки, смотрел на все лучистыми морщинками и ободрял.

Мы были заражены, в любом случае, ИЗНАЧАЛЬНО.

Когда я вижу сразу много РУССКИХ, на меня нападает священная жуть 90-х: бля, думаю я, они же все с баулами и чемоданами!

Это чувство не было похоже на переживание или горе: это был, скорей, момент осознания неизбежности некоторых изменений в жизни и ее структуре – я стою на краю пропасти и говорю себе – да, я сейчас сделаю шаг и все закончится, да, я его делаю, вот, я его сделала. Полное ледяное спокойствие.

И еще – мне не с кем об этом говорить.

Когда очень долго, нервно и мучительно готовишь себя к неизбежному расставанию, общение представляет собой некое послание в будущее, в период, наставший за расставанием и включивший в себя всю боль, которую ты стараешься смягчить в прошлом этими инъекциями общения еще ДО критического момента – и когда он наконец-то наступает, этот момент, боль уже не чувствуется, обезболивающего, выпитого ЗАРАНЕЕ, было слишком много – и сейчас уже непонятно, правильный ли это был подход – пить ужас задолго до того, как он выпивает тебя.

Все приехали в Минск. Когда все приезжают в Минск, у меня уже физиологический ужас по поводу того, что кто-то наверняка умрет. В смысле, мне даже на уровне интуиции не представляется, что все мои друзья могут собраться в этом дурацком городе по каким-то иным причинам, кроме как на чьи-нибудь похороны.

Вниз по лестнице за фенобарбиталом. Это такое название книги.

Алисины младенцы утверждают, что если вовремя не убирать свои игрушки, ночью к тебе явится огромный, страшный ПАПАКУЛЬ и откусит тебе половину задницы.

“А Игги Поп тоже будет с нами пить бальзам?”

“Нет, он не пьет, он православный”.

Going Upдействительно, самая лучшая и грустная песня ever. Вообще.

Собственно, вот мячик для возвращения человеку руки, вот его отстреленная муравьями рука, вот ощущение ампутации (плюс предательски отнявшийся палец на ноге) – что я должна проявить? Волю к жизни? Мне вначале надо хорошенько проплакаться по всему, чего в этой самой безвольной моей жизни больше не будет, а потом уже воспитывать у нынешнего владельца нынешней души ВОЛЮ. В смысле – не разрушайся, эй, слышишь? Тело не слушает: будто бы истинный его хозяин откуда-то из-за забора подает другие сигналы.

Как-то уже странно перечитывать свои дневники 6-летней, например, давности – уже, кажется, добрая треть всех героев МЕРТВА.

Ну вот, дожили, теперь мне от фильма Асса невыносимо больно и хочется в Крым, но в прошлом, в будущем же «я не очень хорошо себя чувствую» - по мне ползают мухи, а я сама, когда куда-нибудь иду, постоянно приклеиваюсь лицом ко клейкой ленте для мух – и она пуста, на ней никого нет, какое страшное понимание одиночества, а.

ИЮЛЬ

Безусловно, всего этого очень жаль. Но меня, кажется, решили усыпить.

Сильные люди: зубы на блюде.

На мои страдания теперь разве что техника реагирует.

Все нервничают, а мы сидим в буфете аэропорта с иностранцами, бухаем и едим салаты!

(тут провал)

АВГУСТ

(тут провал)

- Когда я тебя в следующий раз увижу? – спрашивает меня мой отсутствующий друг; и вместо закономерного и даже ожидаемого, наверное, НИКОГДА, я спрашиваю:

- А что, разве это имеет значение?

А сама думаю: а в этот раз, разве в этот раз ты меня увидел?

Пожалуйста, дорогие мама и папа, разломайте мою квартиру обратно!

Теперь я тут никого и ничего не боюсь.

С другой стороны, мой самый уебищный недостаток – это болезненная, клиническая мнительность.

И жизнь все еще быстра и удивительна.

И лето еще такое лето.

И почтовые открытки в этом городе засовывать практически некуда.

Мне больно смотреть на современное искусство, поэтому я человек-коробка.

Я распадаюсь в точности, как группа «Битлз»!

Вот можно довести всё до точки, в которой все, что угодно – это предательство.

Родители даны нам для того, чтобы вначале их любить, потом – всю жизнь искренне ненавидеть за то, что из нас выросло, а потом немного поплакать на их похоронах. Чудовищно. Я чувствую себя монстром.

Всем сердцем чувствую, что где-то по ту сторону вызревают чужие дети. И ничьими другими они быть не могут: только чужими.

Я вообще с удовольствием бы удалила все папки TZ из компьютера – там, видите ли, коллекция музыки, которая мне о чем-то напоминает (сейчас спрашивается – а зачем напоминать?). Хорошо, я больна, и меня наконец-то избавили от болезни привязанности к прошлому.

Сережа не признал своего детского друга Вову. Вот так оно и происходит: одни нас помнят годами и десятилетиями, другие просто просят денег и забывают.

Вот эта вена на левой руке мне неинтересна, я хочу от нее избавиться.

Оказывается, психолог сейчас стоит дороже психиатра!

СЕНТЯБРЬ

Они отдали мне всё, а у меня ничего нет. Покажите, где это самое ВСЁ!

Да, да, я уехала в Америку и не вернулась.

На Пугаче была майка Джима Авиньона!

Пассатижи обреченной любовницы.

Отличный способ борьбы с суицидом – выгонять из себя болящего путем активизации другого болящего.

Бля, я и правда вдруг стала какая-то дико агрессивная.

Самый неожиданный и думаю, счастливый, момент – когда я иду ночью через темный двор, и меня из темноты кто-то окликает, и я в ужасе стою, долго стою и думаю, блядь, кто это, а потом вижу, кто это, с ума сойти.

Вот уже беспросветная старость: даже мои ЮНЫЕ друзья уже ненавидят и презирают эту новую, вздорную молодежь, которая так активно всюду толпится, потому что обо всем первая узнает vkontakte.

Я долго думала, и все-таки пришла к выводу, что это был автомобиль, пусть и условный.

В наше сложное время, когда практически от всего болят руки.

Раздобыть у Господа проектор!

Чтобы он мне все ужасы будущего показал!

У меня сейчас жестокий период в жизни, я ненавижу весь мир, зато мы с боженькой намутили проектор.

Жесть доброй воли.

Видела Погодину, показывала ей гигантские светящиеся шары в небесах – мне-то что, мне ничего не страшно, я ничего не боюсь, только самолетов.

Теперь ее зовут Валерий!

Никого ни о чем не спрашивай. И никому не говори о том, что ты так много всего делаешь бесплатно – пусть лучше думают, что это ты ТАК миллионы зарабатываешь.

Никаких реинкарнаций не бывает, потому что все прошлые жизни принадлежат всем в равной степени.

Латушка даже кукурузу выедает дизайнерской спиралью. Наверное, в его облике ко мне Иисус заходил.

Надо было с самого начала записывать все в молескин, и тогда бы не возникло вопроса о том, кто сутулые!

Я – фрик. Я рыдаю над бесплатными авиабилетами и мечтаю от них избавиться. Мне надо к психологу. У меня НЕЗАВИСИМОСТЬ.

Мама Олега: «Если будешь рожать – мальчиков не рожай. Они потом становятся нелюди какие-то».

А на перроне в Минске нас встречал Дедушка Мороз.

ОКТЯБРЬ

Распахиваю холодильник, а оттуда на меня вылетает целая туча мух-дрозофил: они вывелись в холодильнике, пока меня не было.

Из письма редактору: «ВЫЖЫЛ – ну, это потому что он выжил, но выжил как-то не полностью, наверное, выжил как-то криво, коряво, выжил с ошибкой, ВЫЖЫЛ».

Не очень понятно, как реагировать на то, что в моей жизни заканчивается что-то такое, о чем я ничего не знаю и в чем я, оказывается, не участвовала совершенно.

Вот точно ясно: все на самом деле НЕ ТАК, и на этом успокоиться бы, и не выяснять, КАК ИМЕННО (будучи максимально информированной, я могу разве что выйти вон).

Обоссался, сломал тунельчик. Вот так-то. Пом-пом.

Грешники у аду! Розовое на белом! Что же ты с ними сделал! С грешниками у аду!

человек, выбирающий себе пальто

обычно просто хочет любви и

внимания

а не пальто

С исчезновением человека сама проблема не исчезает – просто теперь она реализуется, допустим, на базе другого человека, и так до смерти, матушка, до самыя до смерти.

В коридорах купейных вагонов часто происходят самые важные разговоры в жизни.

Россия! Нахуя я не купила в тебе молескин!

Я мечтала о паре штук баксов, годовом Шенгене, поездке в Америку и книжке! Сейчас, когда это все уже состоялось и произошло, я думаю – надо было мечтать о Дети, Замуж, Срочно Замуж!

Так вода-то из нас и утекает в виде топлива (а это я к чему).

Давить, нещадно давить в себе желание разобраться, этим можно очень мощно попортить себе карму.

Альгиз: «Не будь славянской женщиной! Не ТЕРПИ!!!».

Мостовщиков: «Книга! Вау! Ты отважный человек! Или это ты от страха?».

Вот вам и Ханума Лейбовна – лучшие новости в мире узнаешь, когда у тебя в капуччино сворачивается молоко.

Автобус есть в 12.25, и я на него могу успеть, пусть и не успеваю, и успеваю, на самом деле. Всюду можно успеть, если направиться не совсем туда, откуда все начинается.

Кошка бросила котят, пусть ебутся как хотят, пусть научатся по-взрослому очками торговать! Пусть у них теперь самих за себя болит башка, пум-пум-пу-ру-пум-пум-пум.

НОЯБРЬ

В случае неминуемого заражения порой помогает РЫБА.

Мы выбираем исчезновение фобий, мы выбираем одноразовые телефонные звонки на чужие деньги (и становится легче и теплей). Я звоню в холодильник, в нем лежит замороженный слон, и не мой, явно не мой. «Все о тебе думают хорошо» - с холодной осенней горечью сообщает слон.

Головная боль лечится коктейлем из коньяка и арпетола.

Я проснулась среди снежной тучи, которая всю ночь накапливалась за окном, и поняла: ну вот, теперь я действительно уже ничего не чувствую, и, что самое важное, не хочу чувствовать и анализировать, все это теперь муть, чулан и барахло. Вот так и понимаешь – я не верю в себя, Йоко и группу Beatles.

Выкинул из сарая грабли, а теперь там чужой снегоход стоит. Вова отбросил коньки, теперь коньки пасутся на лугу и ни у кого не болят, особенно у Вовы: у него теперь есть ПЕЧЕНЬ, чтобы БОЛЕТЬ.

У нас с друзьями, когда мы пьяны, зависает iTunes, и фамилия наша – Воскобойников! – тоже зависает.

Идея: хорошо начать и стать попсой.

Список сверхлюдей безнадежно испачкался краской для волос, поэтому я выбросила его в мусорку: сверхлюди, о которых надо вспоминать, что это сверхлюди, не сверхлюди.

Зеленая карточка – в принципе, вообще отличная иллюстрация проблемы выбора: или ты выбираешь версию «все или ничего» (но при этом можешь получить то самое «ничего»), или выбираешь «возможность время от времени иногда» - в обоих случаях к тебе абсолютно разные требования («если ты уверен, что вернешься, зачем играл в «я не вернусь»).

Вы все гении, а мы говно, зато нас купили в секонд-хэнде!

ДЕКАБРЬ

Отец: «Ты заболела только потому, что замуж не выходишь, ешь суши и была в Америке!».

Приходишь к веселым туберкулезникам, а это, оказывается – не тот корпус.

Кровавая эволюция пузырьков из-под Цефтриаксона у окна.

Так девочек на самом деле было три? Какое нелепое решение проблемы.

А в Будапешт-то я в этом году и не ездила! Потрясающая сила воли!


Чувствую себя немощным человеческим супом из субпродуктов. Мама режет перед телеэкраном кровавую Прометееву печень, которая наверняка меня спасет, если я ее орлом склюю с тарелки.


Зачем мне твиттер, когда у меня есть этот прекрасный ежедневник.

А на 28 декабря написано "День рождения Кузмицкой".

Ну и славненько. Кузмицкая, если ты дочитала, тебе физкульт-привет! И все, кто дочитал, тоже передайте ей привет, пожалуйста!

Link31 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | December 28th, 2009 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]