September 13th, 2009

dusya

Psychic TV/ 12.09.

Вчера меня позвали во вражеское негосударственное телевидение Белсат рассказать про Волшебного Кролика.

Сегодня меня позвали в государственное телевидение ОНТ и легендарную программу "Контуры" рассказать про Света.

Вчера поводу касательно кролика исполнился день, сегодня поводу касательно Света исполнился год.

Белсат задал мне восхитительно дурацкий вопрос: 

- Как Киев отреагирует на Волшебного Кролика?

Да, я божественный оракул. Я должна всё знать! Почему бы вам не обратиться к кому-нибудь из Украины, предложила я. Слава Богу, потом они исправились и заговорили со мной про Апокалипсис, но я быстро исправила это недоразумение, заявив, что я хочу рассказать им про демократию (это же Белсат!).  Они согласились. Я замахала руками в камеру и торжественно провозгласила:
- Господа! В нашу страну наконец-то пришла демократия! Народ выбрал Волшебного Кролика, истэблишмент пал, жюри вышло из состава жюри! Если бы Кролик не победил, начались бы погромы и палаточные городки! Воля народа сокрушила бездушную электоральную машину смерти! Это - новая эра в истории нашей страны! (ну, что-то в этом роде; я точно слов не вспомню).

С "Контурами" все было сложнее, хотя мне там задали не менее дурацкий вопрос:

- Татьяна, вот как музыкальный критик, скажите... на какой стадии развития находится сейчас белорусский блюз?

Я замялась. Это было совершенно самодостаточное, дзенское утверждение. На какой стадии того, чего не предусматривается, находится некое невычленимое направление, несвойственное данным местам в принципе. Над какой манией величия разносится сейчас американский плач. На какой штудии приличия возводится сейчас пуэрториканский китч. Вдоль какой гильдии увечия проносится сейчас аризонский сыч. Мантра, абсурд, омммм.

- Тебе надо было ответить так: белорусский блюз умер вместе со Светом, - объясняет мне сегодня на фолк-фестивале в Строчицах (работа, журналистика, рутина) добродушный Зыблюк и я понимаю: черт, видимо, вопрос поэтому и задавался? Я ничего не умею и ничего не понимаю в телевидении.

Знаю я только одно: если бы Свет, блин, видел все то, что сейчас тут с ним происходит, он бы вообще никогда в жизни, в смысле, он бы ни за что, то есть нет, ему бы даже смешно уже не было.

К этому всему надо относиться как к стихийному бедствию. К этому всему действительно надо относиться как к стихийному бедствию.

( И если бы я могла выслать туда хотя бы одну фотокарточку, открытку, сообщение о том, как я тут вообще все это время; это было бы вот это: огромный подземный автомобильный паркинг в Нью-Йорке, я сижу одна в ярко-красной машине, вся в слезах, на пассажирском сиденье, и играю на губной гармошке в этой гудящей, омерзительной тишине. И думаю: так может пройти минута, день, год или десять лет - и ничего не изменится, я буду все так же сидеть и думать о том, что водителя нет и не будет, мне в принципе некуда ехать, а на губной гармошке я играю отвратительно, и при чем тут вообще я? )

Какое счастье, что у меня дома нет телевизора.

Пользуясь его отсутствием, передаю в эфир горячий привет, а также отчетливо выраженную и полностью прочувствованную эмоцию негодования и несогласия с мировым устройством и законами Вселенной. Спасибо.