?

Log in

No account? Create an account
August 16th, 2009 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

August 16th, 2009

пробеларусь [Aug. 16th, 2009|08:11 am]
deja vu смерть

Очень важная штука про Беларусь и белорусское культурное пространство. Только что поняла.

Дела обстоят примерно так: я уже полтора месяца ничего не пишу. То есть, у меня небольшой такой отдых от журналистики. Мне это представляется очень правильным и нужным - потому что я вообще не уверена, стоит ли мне и дальше в жизни этим заниматься.

Так вот - вы не поверите! Я ничего не пишу, мало того - уехала в середине июля (июля! а сейчас август уже не исходе!) в Нью-Йорк, изредка открываю и читаю белорусский портал с новостями - и вижу там сегодня авторскую колонку одного типа (вам его имя все равно ни о чем не скажет - ну, в смысле, белорусские читатели его знают и так, а остальным пофигу), где он со мной полемизирует, отвечает на какие-то мои тексты, обижается за то, что я где-то не упомянула его имя, а он явился для меня каким-то источником вдохновения; пишет, что журналист Т.З. в последнее время сражается с тенями  - и т.д. То есть это ответы на какие-то тексты, которые я писала прошлой весной, или в начале лета, я не помню. То есть на главном новостном портале Беларуси! Полемика со мной и моими давними текстами! Которых я уже не пишу давно! То есть да - главные новости (новости!) Беларуси, полемика с журналистскими текстами прошлого сезона, журналист же этот, с которым полемика, уже хуй знает где и смотрит на это в некоторой оторопи и спрашивает товарища: а что это вообще такое? а о чем это?

Вначале я вообще ничего не поняла (мне отсюда моя многострадальная родина видится как-то совсем невнятно, туманно и абсурдно), а потом поняла вообще все.

То есть, в следующую среду я сяду в самолет, который (если не грохнется - у меня же аэрофобия) привезет меня в место, где с человеком продолжают спорить даже после его исчезновения, даже после того, как все его statements выгорели, выдохлись, затянулись другими делами и мыслями, после того, как он  выпал из пространства, в котором происходит спор с ним, и это все просто потому, что тут вообще ничего нет, и необходимо создавать для себя хоть какую-то батальную реальность с противопоставлениями и иерархическими структурами, чтобы не сойти с ума. Собственно, от этого и сходишь с ума. Собственно, такое положение вещей здесь естественно. Время застыло, свернулось в комок слизи, в противную сухожильную точку - малейшее разражение вызывает судороги, но без судорог скучно.

Собственно, я сюда скоро вернусь и не представляю, что я тут буду делать, в этом сумасшедшем доме.

Честно, я вообще не вижу для себя никакого места там, куда я все время возвращаюсь. Спрашивается, почему же я все время возвращаюсь?

Наверное, проблема в ДНК. Точно, проблема в ДНК. Ну ладно, может быть, в следующей жизни Боженька подарит мне более гибкую, гиблую и невозвращенческую версию ДНК. К тому же, чем хороши эти кочевнические сумасшедшие дома - в любом из них всегда можно написать книгу о предыдущем.




Link29 comments|Leave a comment

Мы поляки? Да, мы поляки. [Aug. 16th, 2009|08:27 am]
deja vu смерть
Книга будет называться то ли "Страх и Ненависть в Квинсе", то ли "Вики, Кристина, Аризона", я еще не решила. К тому же, мне еще нужно дождаться развязки, ха-ха.

По брайтонскому пляжу (простите, я уже специалист по брайтонскому пляжу!) ходил туда-сюда веселый негр (хоть в ЖЖ можно его так называть!) и кричал по-русски с очень характерными русскими интонациями: "Холодное пиво! Пиво холодное! О-о-очень холодное пиво, ну ОЧЕНЬ!". Причем больше половины согласных звуков он выговаривал неправильно; но за счет интонации достигалось практически полное речевое сходство с оригиналом, получается, все-таки, что суть языка в интонации. Местное черное население вообще очень интонационное - я вчера ехала в метро с толпой бруклинских черных барышень, резво мчащих в центр на дискач, так мне вообще каждое их слово было понятно, хотя они просто выкрикивали какие-то водочные лозунги, вертя вокруг шеста своими пышными телесами в отвратительных коротких платьицах (вокруг шеста - в смысле, вокруг вертикального поручня в вагоне!) - оторвемся, девчонки! зажжем сегодня Манхэттэн! все мужики наши! Хотя, по сути, слов в этом вообще не было - просто чистый животный всплеск лицом, жгучий восторг интонации.

Две девочки, внешне напоминающие кореянок, стоят в далеком углу вагона и болтают. Издалека я понимаю, что они болтают по-русски, это сразу понятно по мимике, не задействующей все лицо насквозь.

- Давайте я угадаю откуда вы! - говорит нам веселый и жеманный дед в дурацкой плетеной шлапе и деревянных бусах, подошедший к нам в парке. - Восточная Европа! Наверное, Польша!

Польские корни, да.

У меня тоже польские корни, радуется дед. Моя мама из Польши. Из Минска. В те времена Минск был Польшей. Беларусь была Польшей, Украина была Польшей, Литва была Польшей, одна страна была, не то, что сейчас. Тут мы понимаем, что дед выглядит как типичный гей, возможно, это дед из Челси или этого, как его, Маркс Пл.? Не помню. В общем, дед из странного места в Ист-Виллидже.

- Ну что же! Счастливого вам времени в Нью-Йорке! - чеканно декламирует дед, оттопыривает большой палец на руке и не менее театрально удаляется, шурша бусами.

Вообще, все эти люди обычно просто говорят I'm from here. И уже потом в них просыпаются, допустим, поляки. Да ладно, чего уж там: все мы тут поляки, одна страна, один народ.
Link9 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | August 16th, 2009 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]