?

Log in

No account? Create an account
August 9th, 2009 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

August 9th, 2009

Вместо буквы "о" - жопа. [Aug. 9th, 2009|06:24 pm]
deja vu смерть
Ну вот, погода портится, снятся мертвецы (меня встречает в аэропорту собственная бабушка: а вещи мои где, беспокоюсь я, чемодан вещей? Ой ну в машине твои вещи, - говорит бабушка,  - Пойдем уже скорей домой, зачем там тебе вещи, я не понимаю), котики грызут меня за ноги (я не понимаю котиков, когда они чужие - трутся об меня нежным "хочу жрать", неискренне ласкаются, ненавидяще сузив глаза, а потом резко кусают за ногу, ой-ой, думаю я, хочется взять и уебать, котики могут быть только своими и родными, а чужой котик всегда темный колодезь!), я аккуратно отодвигаю их тапочком, потому что с котиками нужно нежно, нежно нужно. Я - американский кошачий психолог. Я осталась в Америке ухаживать за детдомовскими котиками, пока их родители носят туда-сюда пианино на даче. У меня - нестыдная работа и русская колбаса в новом холодильнике. Я сыплю котикам мясную кашку и меняю им водичку на водичку: нужно посвежее с утра.

- А тут и правда не стыдно работать официантом или посудомойщиком, - объясняют мне, - Просто здесь человек может временно работать официантом, потому что он еще не закончил какой-нибудь там актерский факультет, а потом он прямо с кухни в большой кинематограф. Да и вообще, иногда тут официанты стоят на более высокой социальной ступени, чем их клиенты.

- Мои друзья всегда хамят официантам, - говорю я, не понимая, кого именно я имею в виду - но я точно помню, что хамят, я сама видела. Вообще, это звучит, как начало дешевого романса. Мои друзья хамят официантам!

В смысле - мои друзья, торговцы польским лимонадом. Ладно, ладно, внутренняя шутка.

- Мне кажется, - говорю я, вгрызаясь в кроваво-красный социалистический торт в социалистическом кафе в новом хипстерском районе Бруклина, необжитом еще, - Что следующим президентом США будет социалист!

Всех это жутко смущает. Никто не хочет президента-социалиста.
- Хотя да, социализм тут какой-то слишком нежный, - это я листаю газету "Социалист".

- Вот за что я люблю американцев, - опять же заявляю я, сама испугавшись собственной смелости, потому что я же не люблю американцев! - За то, что они очень простодушные. Даже когда они несут полную чушь, они искренние. А вот у европейцев, блядь, двойное дно - они говорят одно, а думают про тебя кровь и смерть. Про белорусов вообще нет смысла говорить - они и слова не могут сказать, чтобы не манифестировать себя как-то, это безумно тяжело, тонешь в саморефлексии. А тут люди живут просто и понятно - красота!

Нет, это правда - просто и понятно. Как в песнях Дэвида Бирна. Вот все, о чем он поет - оно здесь.

- А отношения здесь делятся на стадии, - рассказывает Юля, - Причем переход со стадии на стадию оговаривается. Все прозрачно и ясно: ты сразу знаешь, чего человек ждет от ваших отношений - или не ждет - и, следовательно, можешь самостоятельно решать, подходит тебе это или нет.

Никто не тратит ничье время зря, никто не ебет никому мозг, делаю я выводы. Прекрасная страна! Дефлорация прав человека! Собственно, весь этот свежепривитый патриотизм превращается в чумной синематограф, как только я сажусь в поезд "Бруклин - Квинс", осторожно, двери закрываются, внимание, поезда G не существует, внимание, this is a Manhattan-bound local train, о господи, нервничают туристы, local! Ха-ха, вы еще не знаете, какие поезда перестанут существовать с понедельника, а я уже знаю!

Латиноамериканские юноши, красивые и резвые, с распухшими кровавыми татуировками, весело чморят хохочущую толстую американку, расположившись вокруг нее кружком.
- Ха-ха-ха! - орет она на весь вагон, - Парни, вы надо мной ржете, потому что я белая и толстая, да? Ха-ха-ха!
Потом она вышла с двумя из этих троих, в обнимку уже, черты ее лица посвежели, пожелтели, с глаз спала какая-то пелена самоиронии и безысходности. Третьего, похожего на Энтони Кидиса, оставили в вагоне. Теперь его очередь быть белым и толстым неудачником и кататься по этой линии вечно - до того самого момента, пока над ним не нависнет очередная, допустим, индийская троица хохочущих спасателей с мускулистыми руками, покрытыми гниющими распухшими татуировками. Все это ненадолго, не переживай.

Да, совсем забыла! Картинка для привлечения привлечения!

Вот как рекламируют проктологические клиники в Бруклине - вместо буквы "о" - жопа.
Link16 comments|Leave a comment

Туалет Смерти и Памяти [Aug. 9th, 2009|07:11 pm]
deja vu смерть

Забыла сказать - вчера на пляже в Брайтоне я имела счастье посетить Туалет Смерти и Памяти.

Во-первых, там стены красиво украшены картонными снегирями и пластиковыми кладбищенскими цветочками, все увито гирляндами и пышным пластмассовым цветением скорби и покоя.

Во-вторых, из подсобного помещения слышно, что там громко пляшет и поет Майкл Джексон: целую вечность он поет и пляшет, и это не в силах остановить вообще никто.

Ну, и визуальное оформление - это три. Там висит портрет Кеннеди, а также самодельная икона Майкла Джексона, где написано "King Of Pop", потом даты жизни, потом печальное WHERE ARE YOU (coil, заволновалась я), а также очень трогательная фраза, что-то о  том, что if you come to this world knowing you are loved and leave that world knowing the same, then everything that's in between could be dealt with. Это очень по-американски, кстати - хотя, наверное, фраза дико популярная и вообще, например, из интервью или песни, фиг его знает. Все это великолепие венчает Лик Короля - на момент превращения в икону находящегося в стадии хрупкого чернокожего юноши, разумеется.

Чуть правее, напротив умывальников, висит еще один самодельный иконостас. На этот раз - это дань памяти маленькой черной девочке Акире. Акира, очевидно, утонула в океане. На плакате, напечатанном на обычном цветном принтере и наспех заламинированном, изображен портрет маленькой Акиры, увитой цветами и птицами, а также написано "Спи спокойно, маленькая Акира! Ты теперь - Ангел Божий". И подпись: спасатели Брайтонского пляжа, бригада номер два. Хотелось еще, чтобы спасатели добавили что-то вроде "не уберегли" (это я вспомнила фотографии кладбища домашних животных из журнала НАШ: "Хомячок Сеня. Прости нас, друг. Не уберегли"). Видимо, они проворонили где-то в океане маленькую Акиру и от неловкости посвятили ей туалетный плакат Смерти и Памяти - мол, мы тебя помним, Акира! Ты всегда в наших сердцах, Акира!

Еще бы - ты всегда будешь в их сердцах, Акира, ведь их из-за тебя наверняка лишили зарплаты!

Но самое ужасное, что это все искренне. Вот в чем красота первозданная.

- Жирно пиво! Жирно пиво! - кричит пляжный торговый негр на чем-то, напоминающем то ли русский, то ли сербский.

Новый альбом Горана Бреговича, "Zirno Pivo" выйдет в сентябре! - понимаю я.

Но все не так. Вопрос в Смерти и Памяти - оказывается, Стивен Уилсон снился мне не случайно: новый альбом Porcupine Tree под названием Incident, посвященный, разумеется, Смерти и Памяти, выйдет в сентябре. Вот оно что! В сентябре! Почему-то мне кажется, что там будет обо всем этом тоже - и даже про маленькую Акиру, разумеется.

Link13 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | August 9th, 2009 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]