August 1st, 2009

dusya

Jarvis. Disco 2009 //

"Конечно, на месте разогревающей группы я бы побоялся представлять его как Jarvis fuckin' Cocker"

Джарвис Кокер, сладкая и застенчивая дура из нашего коллективного детства 90-х, сейчас исхудал, помолодел, отрастил вздорную бородку, превратился в вертлявую сентиментальную обезьяну-искусителя: швырял в толпу обгрызенным яблоком, кормил зал виноградом (аккуратно забрасывая ягоды в открытые рты), двигался угловатыми рывками, играл в покосившегося робота-проститутку и давал некоторым девочкам подержаться за палец, не более того. Вот это я понимаю - нормальный, вертлявый и порочный Джарвис, как в старину, совсем настоящий, будто бы сейчас выпрыгнет из окна головой вниз или покажет задницу Майклу Джексону прямиком на тот свет. Джарвис, похожий на винтажную шаткую вешалку для костюмов, которые немного малы, плюс еще немного поела моль. На последнем концерте Pulp (и на единственном концерте Pulp, на который я попала), в 2002-м году, он кричал со сцены, отмахиваясь от бабочки: "Моль! Моль! Она меня сейчас пожрет!". Тогда, в самом деле, его на какое-то время пожрала моль - а теперь он, кажется, развелся, расстроился, размахнулся, насочинял совершенно глупых и громких песен и поет их, а Pulp не поет совсем - и что? Старые песни редко можно спеть так, чтобы они звучали хоть чуть-чуть о том, что происходит сейчас, а Джарвис сейчас, как и положено человеку с зашкаливающим уровнем нарциссизма и неуверенности в себе, поет о том, что актуально для него вот сейчас. Ну, и делает это все так, чтобы от него было невозможно оторвать взгляд.

Поэтому все это было намного искреннее и сильнее, чем тот древний концерт полуразрушенных, успокоенных вегетарианских Pulp - и даже теперь, когда я все это вспоминаю и сопоставляю, я понимаю - ура, я видела Джарвиса! Но видела ли я Pulp - вот вопрос.

После концерта вспомнила, что у меня дома есть автограф Джарвиса - именно тот, из 2002-го, когда он рассказывал исключительно о своей счастливой женитьбе, о своих невыносимо скучных песнях (я тогда, на той пресс-конференции, так и сказала - скучные песни! - а он обиделся и в ответ как-то противно пошутил) и о том, что его любимая шутка - what's orange and sounds like a parrot? (ответ: а carrot. да, я считаю, что у Джарвиса самое замечательное чувство юмора в мире!).

Теперь вот надо его найти, вставить в рамочку: я видела Джарвиса, он дал мне автограф!

Вот такими невиданными способами порой качественное настоящее способно менять унылое прошлое.

Да, и еще: когда он вышел на сцену и, как обычно, начал по-дурацки шутить с мертвецки серьезным лицом, я радостно заорала - ура! наконец-то я слышу здесь нормальную британскую речь! Ха-ха, ну да, внутренняя шутка.

(вынуждена сделать включение из актуального момента, где как раз как бы британская речь и телевидение: - как чертовски страшно помолодел Шерлок Холмс! это что же с нами происходит-то!)