July 30th, 2009

dusya

talk to me

Этот город мало того, что говорит со мной (ну ладно, он со всеми говорит) - он еще и начал швыряться сюжетами с неясным, но ярким будущим. Раньше он был лаконичен - например, однажды мне в лицо прокричали you have to go uptown to go downtown! - и я честно думала, что это напутственная мантра, а не банальное описание маршрута (просто здесь действительно настолько идиотское метро).

Вчера было еще страннее. В магазине с аудиотехникой пожилой дядечка-продавец отворачивается от своего коллеги за соседним прилавком и нудным вежливым тоном говорит мне: "Can I help you?". "It's OK, thanks" - бормочу я, продавец делает оборот на 180 и крайне эмоционально орет другому продавцу:

- Ну и вот! Короче! Их родители так не хотели, чтобы эта свадьба состоялась, что объединились и даже подружились на этой почве. В смысле, и его родители, и ее - были против брака этого категорически. Ну и они сделали все, чтобы свадьбы не было. И до сих пор, короче, дружат, потому что сильно сблизились, пока это все... А они не поженились, нет, разошлись, конечно же.

Весь вечер думала: какая душераздирающая история! Шекспир наизнанку! Родители Ромео и Джульетты объединяются на почве того, что обе семьи одинаково против их брака - и дальше уже идет история нечестной дружбы семей на почве общего несчастья, дети-то наши, ох, детки-то наши, куда они вообще смотрят, ну. И слезы друг другу утирают, наверняка.

Сегодня все было еще страннее - в вечернем поезде из Бруклина юноша, приехавший в NY по туристической визе, знакомится с жутко ловкой и пробивной блондинкой, которая едет куда-то на birthday party. Оба говорят по-русски, поэтому и познакомились: она очень громко орала по телефону с московским акцентом.

- Я еще с самого начала знал, что я останусь тут, - говорил он. - Потому что это единственный шанс. Потом мне могут не дать визу уже никогда. Прикинь - никогда в жизни могу сюда не вернуться? Там у меня никого нет. Родители - ну их нахуй. Мать я не видел вообще лет пять. Мы не общаемся. Поэтому я уже собирался и знал - останусь, все равно всюду кризис, нет нигде работы, зато тут Нью-Йорк!

- А я вот не знала, что я останусь! - хохотала девица, - Я приехала такая, прикинь, по work'n'travel, курить даже тут бросила, потому что сигареты дорогие очень, и мне все дома друзья говорили такие - ты останешься! ты останешься! - а я отвечала: вы что, офигели, нафига мне оставаться, что там делать? а приехала и поняла - я остаюсь! Но ваще, конечно, в Бруклине скучно жить, вот на Манхэттэне реально движуха, в Central Park концерты, например, бесплатные бывают, тусовки всякие...

Тусовки на Манхэттэне, думала я, угу, конечно же, тусовки всякие бесплатные, оооо.

Хорошо еще, у меня был с собой ящик инжира, купленный на Брайтон-Бич. Я набила себе рот инжиром и попыталась не слушать и не слышать вообще ничего.

Но тут в вагон вошла черная женщина в алом платье и закричала тропической птицей.

И я поняла: это была кнопка erase.