June 20th, 2009

dusya

strange days

Июнь уже почти закончился, сказал сегодня кто-то, и мы на него закричали, зашикали, что ты такое несешь, блядь, прекрати.

Пили шампанское во дворах: бутылку, две, три. Купили еще: четыре, пять, что дальше.

У меня больше нет собаки, я хожу по этому холодному летнему жуткому городу и повторяю себе это, у меня больше нет собаки, нет больше собаки у меня, странно звучит. Но я не могу почувствовать себя человеком без собаки в этом городе, по которому я никогда еще не шла с собакой, в котором я не жила с собакой, поэтому я просто хожу и думаю: я теперь человек без собаки. Я всегда говорила, ну, там, "моя собака" или "а вот собака наша эпилептик, как Ян Кертис" или "мама, папа и собака", а теперь всё, я кто-то другой; и никаких эмоций пока что - я не хочу понимать, что в моей жизни прекратилось что-то такое родное и ясное, что было всегда. Всегда же была собака. Ну. Думай. Не думается.

Завтра я поеду к родителям, там всё увижу и пойму, а пока еще можно гулять, говорить с собой ничего не значащими пустыми фразами и дышать чужим воздухом. Все, что произойдет дальше - уже информация.