February 6th, 2009

dusya

"уведите ее, а потом приходите за мной".


Это вряд ли было нашей мечтой, но во всём происходящем присутствует оттенок угловатого, пересоленного "сбылась"; кто-то из нас, вероятно, когда-то давно (может быть, в ту новогоднюю ночь, когда все бутеброды грохнулись с противня мясом вниз?) в полной отключке мечтал о таком, и теперь вот, эта нелепая подростково-пистолетная ситуация сбылась: нас уже давным-давно нет, но мы получили возможность наблюдать за всем, что происходит здесь после нас.

Без сомнения, это потоп. Без сомнения, даже если бы мы тут были, нам все равно не нашлось бы пары, или какое там теперь условие для отдельной каюты.

Такая же кристалльная ясность иллюминирует и горькие времена кромешного присутствия: пока мы во всем этом участвовали и вообще, допустим, существовали, мы имели возможность наблюдать все, что происходило здесь до нас, и в этом тоже наверняка был отголосок чьего-то случайно сформулированного желания.

По сути, вся доступная нам реальность была наглухо перечеркнута этим мечтательным запаздыванием, непозволительной задержкой кадра, стеклянной остановкой взгляда и автобуса, который никто так и не купил, хотя тоже кто-то мечтал, допустим (ладно, некоторые купили, но на нем не везде разрешают ездить).

И сейчас, когда ты подглядываешь за реальностью, которая остается после тебя, ты понятия не имеешь как распорядиться входящей информацией вообще. Писать письма обратно?

..

оказывается, я знакомлю своих друзей (вот сегодня выяснилось) таким нереально прекрасным образом:
"мила, это антон. он два раза ездил на сигет. антон, это мила. она ездила на сигет 15 раз".

Это уже два письма обратно, я считаю.