August 26th, 2008

dusya

Письма и вещи.

Пока меня не было дома, ко мне приезжала мама, разложила все вещи в квартире в странном алфавитном порядке - где-то просто прогрессия букв, слепок персонального подсознательного алфавита; кое-где сообщения напрямую, тайнопись через каталог исчезновений, разгадай пустые места и получи призового жвачного человечка из 2005-го. Исчезли все персонажи из South Park ("Пора бы бросать эту подростковую придурь?"), мягкие городские картины авторства известного нам тайного художника ("Может быть, не стоит этому тайному художнику жить у тебя на балконе? Посмотри, он все испачкал своим маслом мясляным"), портреты московских гениев ("Первый раз слышу? Кто? Какой Варфоломей, ты о чем? Да, рядом была пластинка Игги Попа, я ее помню, но портрета Варфоломея не было с самого начала"), верблюды-копилки ("Пьяный слесарь полез на потолок и упал на холодильник - расколотил кучу посуды, какой именно, не помню"), персональная чашка Роберта Смита ("Да у тебя ведь было две таких чашки! Прекрати собирать дома всякий хлам!"). Я утешаюсь тем, что у Роберта Смита вышел еще один сингл. Там, вроде бы, есть самая трогательная песня с того февральского концерта.

- Это болезнь, - говорит она, - Есть такая болезнь, когда человек маниакально собирает хлам. Это очень страшная болезнь.

- Есть еще другая болезнь, - говорю я, - Когда человек маниакально одержим идеей избавить других людей от собирательства хлама. Твоя болезнь более мессианская, это страшнее.

- Зато я тебе мать, - говорит она, ну и как против этого пойдешь, куда пойдешь?

С другой стороны, появляются и новые вещи: кучка приветливого кровавого бисера в раковине, гномский автомобильчик под батареей отопления, новая вентиляционная решетка, предметы личного пользования и странные, нехорошие таблетки, прямо на столах и тумбочках - будто бы в мое отсутствие здесь устраивали оргии и там же, на месте, лечились от их стыдливых вялотекущих последствий. Но откуда это? Ах, откуда?

И не это главное, не это. Главное - что мне вчера подарили хрустальный пистолет. Я пришла с работы, похожая на чертов баклажан, кричу с порога в пустоту: "Катастрофа, мой начальник продает меня с потрохами за каких-то сраных трам-пам-пам тысяч долларов, чтобы я в его отсутствие, прикованная наручниками к потолку, редактировала новое страшное издание про мышцы, сиськи и футбол!", и тут мне буквально в темноте вкладывают в рот что-то холодное, прозрачное и абсолютно бесчеловечное. Я включила свет, сжала пальцы - а там пистолет, хрустальный. Именно то, что мне и было необходимо все эти странные месяцы странных занятий.

В следующих сериях будет написано о том, как мы ездили в Вену в багажном вагоне, а также о Приключениях Анны в Стране Евротрэша, но это я, боюсь, без Анны написать не смогу, а Анны нет, ох, нет Анны.

sweet dreams are made of what

но брайан ино, конечно, намного круче

Последнее время во мне вызывают восторженное недоумение люди, действующие таким образом, будто в мире существует (или, теоретически, когда-нибудь сможет существовать) что-то, что им принадлежит.

Эту фразу следовало бы, конечно, сократить до первой запятой.
  • Current Music
    David Byrne & Brian Eno - Home