April 16th, 2008

dusya

золотые саморэзы и янтарные масла

Отказавшись от собственноручно инициированных прогулок по призрачным садам, закинулась на ночь успокоительной дозой декстраметорфана. Действовал ритмично, как шторм - вначале реальность осыпалась под раскатами кашля, потом вдруг умягчалась, обращалась стенами и вязкими зелеными коридорами, брала за руку и вела, успокоившуюся (будто прочитала двухтомник "Как наконец-то успокоиться и начать дышать"), этими коридорами на большую сцену, где твоя Жизель, где твоя Ассоль, а за окном опять апрель, я повешусь, блядь - и снова кашель, но уже со сцены, коридоры обрываются, флэшбэк заканчивается сокрушительным лязгом жестяных аплодисментов. Через пару минут снова накатывает мягкая волна декстраметорфана: кашель пропадает, но мир вновь начинает тревожно умягчаться, галлюцинация какая-то геометрическая прёт. Стряхиваешь наваждение - и снова кашлевой спазм. В итоге выяснилось, что ясность разума для меня важнее комфорта тела - окончательно подавив очередную волну сиропного восторга, я просветленно уснула под вальсирующие оркестровки собственных бронхов, и так тоже можно спать, почему нет.

Еще вчера днём - видимо, из-за болезни! - я дала самого натурального Гришковца. Это когда тебе говорят: "Ну давай же, скажи мне всю правду, я не обижусь и не расстроюсь", а ты с какой-то стати действительно берешь и говоришь всю правду  -  в смысле, то, что думаешь. Хотя вообще-то тебя, вероятно, просили о другом  - утешить, успокоить, подержать за руку, сказать, что это всё не так. Непонятно, почему люди хотят одного, а просят о другом - я вот вообще стараюсь о серьёзных вещах (вроде "посмотри, я превратилась в глиняный чайник, из меня во все четыре стороны света льёт глазной кипяток!" или "а ведь, если задуматься, я - трагедия и неудача, и лучше бы вынести ведро уже сейчас, пока оттуда съеденная за завтраком форель пешком не вышла!") ни с кем не беседовать - оторванная от собственных опасений правда, объективируясь, сгущается до инъекции мышьяка.

С другой стороны, преувеличение важности чего бы то ни было - самая безобидная и самая частая ошибка, которую может совершить всякий.

С третьей стороны, преуменьшение важности - тоже наказуемо. Вот, например, ни одной эмоции на моём лице не было написано, когда холодные питерские парни из творческого объединения "НОМ" усаживались в прогорклый вагон (разве что я слегка морщилась от вкуса синтетической жевательной икры, которой мне Папа Бо напихал полон рот, желая сыграть с больным человеком жестокую шутку), а теперь мне уже вторую ночь снится И.Н.Турист. Например, нынешней ночью я знакомила его со своей собакой и он закутывал собаку в какой-то смешной меховой капюшончик. Подсознание мстительно отыгрывается за подавленные эмоции! Так или иначе, я тогда мало что тогда могла сказать - сипела только, как водопроводный кран. Фотокарточки тоже какие-то туманные остались, ветошные, полувытертые.

хвасталась вчера Владушке тем, что у меня есть "сизифов винт":
заполняешь его музыкой под завязку, а он осыпается
и музыка исчезает
тебе его меняют по гарантии,
ты его снова заполняешь уже другой музыкой - он снова осыпается
и музыка снова исчезает
вот и вся наша жизнь так
кхы