March 19th, 2008

dusya

Чернобыльские молитвы.

Локализация группы НОМ в здешних сугробах невозможна - одна надежда на кафе "Меркурий". Ласточка моя, славное кафе "Меркурий"! Посылаю тебе посредством этого кирпичного костра чурчхелу благодати и снисходительного понимания к нуждам угрюмого армянского мальчика со смешными бровями, который уже совсем скоро придет к тебе гонцом Королей Санкт-Петербурга! Если ваши врата окажутся закрытыми, уже завтра на кафе "Маркурий" упадет метеорит Вячеслав. Мне кажется, что после матеорита "Вечеслав" от кафе "Мыркулий" ничего не останется. Поэтому если уж вам так дорого ваше парфе "Цикрулий", советуем вам уже сейчас накрыть стол молодым кровавым барашком, мы не вегетарианцы, хей-хо, и кувшин крови студёной чтобы, весело побулькивая, раскланивался нам вместо швейцара!

Вчера мне предлагали посмотреть девятичасовой фильм про Чернобыль, долго интересовались, чем же был хорош журнал НАШ (попытка ответа подтвердила, что журнал НАШ я воспринимаю как метафизическую мать родную; в итоге полдня пересматривала те самые фотокарточки из Днепропетровска), предлагали сгонять в Зеленый Луг за галлоном веселящего газа и веселиться с пьяноватыми газовщиками до утра (я отказалась), а потом НАКОНЕЦ-ТО, как я и просила, выпал снег!

Снег был так хорош и обилен, что я вытоптала в неожиданно новогоднем дворе Папы Бо гигантскую свастику прямо по свежему, нетронутому сугробу, на радость его соседям и домочадцам.

У меня дома же нынче - вечера Камерной Французской Культуры: рекой льется Pastis De Marseille, звонко трубит баритон Александра Ливера - АХ ЕЛЬ, ЧТО ЗА ЕЛЬ, ЧТО ЗА ШИШЕЧКИ НА НЕЙ!

Ах, ель, что за ель. Кафе "Меркурий", можешь начинать снимать со стен все иконы, сейчас из твоих подвалов попрет чистая, невыносимая, сладкая снежная крупа!