?

Log in

No account? Create an account
December 26th, 2007 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

December 26th, 2007

Как я провела Рождество [Dec. 26th, 2007|03:20 pm]
deja vu смерть

В качестве рождественского презента были представлены живые люди - удивительным, почти непостижимым образом.

Прошлым вечером у меня в гостях были Анна, Антон, Максим и Александр Рымкевич. Мы пили вино и вели чудовищные беседы про египетский сервис и шанхайские экспрессы.
- А когда мы в последний раз виделись в таком составе? - восторженно спрашивал Антон.
- А в 2005-м году, летом, в Одессе, - радостно отвечает Рымкевич.
С ума сойти, думаю я, а ведь всё именно так, как всегда, будто бы никто и не уезжал.
Максим потом,  правда, умчался на катастрофическую вечеринку, зато мы устроили Александру трэш-экскурсию по Подземному Городу с радиоактивной плиткой, а потом усадили его в поезд и, рыдая, убежали. Рождество - прекрасный праздник!

Вчера всё было еще страннее - мы смотрели у Анны синематографическое чудо про Пикассо, но уже в несколько ином составе, вместе с Карпом. Карп тоже уже не отсюда, он теперь живет в Варшаве. Но ощущение непрерывности всей этой встречи накрывало с головой.
- Я вот думаю, если бы не вы, я бы в этом чортовом Минске уже давно ебанулся, - говорит Карп.
- Если бы не мы, мы бы и сами в этом чортовом Минске уже давно ебанулись, - отвечаю я. Хотя мы оба, кажется, изрядно покривили душой. Что ж, душа без кривизны - мясной шар, а не душа.

Антон же целых два раза сказал мне, что я для него - Очень Важный Человек, пускай он меня по-прежнему горячо ненавидит. Я чуть не расплакалась от нежности и ответной ненависти.

Более того - сегодня ночью мне позвонил мой армянский друг Александр, который уже давно живет в Нью-Йорке. Мы не разговаривали, наверное, больше двух лет, а тут он мне позвонил.
- Я знаю, что ты гипервпечатлительная, - сказал он, - То есть, я это немножко помню - потому что я в принципе тебя помню. Но судя по твоим письмам, ты хладнокровный и циничный монстр, лишенный эмоций и чувств. Возможно, это недостаток чересчур долгой и тщательной работы над словом? Твой текст не выдает тебя, он закрытый и поэтому невыносимо жестокий.

- Общаясь текстами с теми, кто мне дорог, я чувствую себя так, будто выкатываю в центр комнаты огромный камень, - говорю я, - Камень массивен, красив и монолитен. Он символизирует Всю Мою Любовь. Тем не менее, его совершенная форма и жесткая структура кажется собеседнику метафорой Взвешенного Безразличия и Бесшабашной Мизантропии. Хотя камень на деле мягок и опасно прозрачен, потому что наполнен моими слезами исключительно. Но, увы, это понимают далеко не все.

- С тобой так весело говорить! - обрадовался Александр, - Обычно все по ночам просто что-то мямлят! Вот еще, послушай, я недавно все-таки навестил родителей, которых не видел шесть лет, смотрю на них - а они чужие люди. Чувство родственности очень быстро выветривается, это страшно. Я смотрю на маму и думаю: вот, эта женщина меня воспитала. А она смотрит на меня и думает: этого человека я родила. И мы сидим и смотрим друг на друга. И чувствуем ли мы что-нибудь - не очень понятно. Скорей всего, ничего не чувствуем.

После этого разговора я не могла уснуть - лежала и смотрела в потолок. Мне требовалось какое-то лекарство, очевидно. Им оказалась СМС-ка от Яна, которая пришла аккурат в тот момент, когда сургучная удушливость воздуха стала настолько невыносимой, что мои лёгкие, словно вязаная шапочка, начали идти горлышком. Ну, то есть, ничего странного в этом нет - в моменты наивысшей психической активности люди начинают общаться какими-то wireless способами, выходящими за пределы высоких технологий.

И пускай всё происходит далеко не так, как хотелось бы, меня в данном случае не сильно волнуют собственные желания - они, как и я, очень преходящи.

И, надеюсь, все помнят, что апокалиптическим девизом ближайших лет для меня наверняка является прекрасная фраза Цветкова из невышедшего еще журнала НАШ: "Все люди - братья и должны развлекать друг друга оставшиеся пять лет".

Link12 comments|Leave a comment

стеклянный дом [Dec. 26th, 2007|07:59 pm]
deja vu смерть
[Current Music |Offspring - Self Esteem]

Разумеется, мы понимали, что Фэщжа ее выдумал. Его выдавала то чересчур ритмичная, как стрёкот кукольного метронома, дрожь в голосе, когда он рассказывал нам о своих сокрушительных победах; то безысходная медлительность, с которой он надевал ботинки, сбегая с вечеринки, чтобы встретиться с ней в "том самом нашем кафе" - мы понимали, что гулкая серпантинная разнузданность, с которой мы, хохоча и обливаясь шампанским, бегаем по комнатам и играем, допустим, в "сифу", для него - идеальная атмосфера, о которой он, возможно, с школьных лет мечтал; понимали, что ему не хочется уходить, но напрямую сказать: "Давай, дуй в кафе и приводи потом ее сюда, к нам", чтобы снова столкнуться с этой куриной дрожью, с которой он взволнованно чеканит что-то о ее невозможной, невероятной стеснительности, робкости, врожденной аристократической асоциальности - нет, всё это было чересчур невыносимо и чересчур жестоко. Мы выбегали в коридор проводить его - и ничем, ничем себя не выдавали. Разве что Святого Сергея вдруг начало тошнить колотым льдом - но он святой, его от любой несправедливости тошнит, поэтому никто не обращает внимания уже, обычное дело.

Уже потом, когда под утро Фэщжа возвращался к нам опустошенный, замерзший (шатался где-то до утра, грустно думали мы, на Утиный Пляж ходил, наверное, или в порт смотреть на то, как разгружают поющую баржу из Турции) мы выслушивали его с рыцарским великодушием. Некоторые даже вставали с кровати, находили в себе силы - кутаясь в плед, сонно хлопали Фэщжу по холодному худенькому плечу, подавали ему сувенирный меч, снятый со стены в гостиной, наливали в дурно пахнущий стакан вчерашнего апельсинового морса: да ты, парень, молодец! Ну ты, старик, дал! Да мы же, ясное дело, в тебя верили! Хотя мы все, конечно же, прекрасно понимали, что Фэщжа ее выдумал. Выдумал для того, чтобы спрятаться от нас - потому что кроме нас, разумеется, у него никого никогда не было, да и не могло быть. Влюбленный, спешащий Фэщжа был неуязвим и независим. Его плечи распрямлялись, глаза горели. Его истории начинали походить на чудесные рождественские книги. Кто первым бросит камень в его стеклянный дом? Нет, не я. Извини, друг, не я. Посмотри, Святой Сергей снова исторг на ковер килограмм скользких льдинок.

Разумеется, время от времени у нас возникало желание сообщить Фэщже о том, что мы разгадали мучительную, невыносимую загадку его восторженных исчезновений. Разумеется, после очередной порции его сбивчивых утренних откровений кто-нибудь не выдерживал и, когда утомлённый собственными фантазиями Фэщжа закрывался в ванной комнате, мрачно интересовался:

- Ну? Давайте вы все-таки скажете - парень, да ты ее выдумал! А?

Но разве мы могли что-нибудь на это ответить? Ведь Фэщжу мы тоже выдумали пару месяцев назад, чтобы выиграть в "скрэббл" у этих подонков с соседнего двора.
Link19 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | December 26th, 2007 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]