?

Log in

No account? Create an account
October 23rd, 2007 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

October 23rd, 2007

(no subject) [Oct. 23rd, 2007|03:54 pm]
deja vu смерть

Жизнь у нас одна, говорит белочка камню, поэтому надо ее как-то обмануть.

Белочка садится на камень, свешивает ноги вниз: под ней обрыв в тысячу миль и крохотные автомобили носятся туда-сюда между ломаными длинными зданиями.

Тут осенью очень мало посетителей, Сад почти пустой, говорит она, тут так скучно, давай будем издавать собственную газету.

Камень кивает, белочка падает с головокружительной высоты. До окончательной встречи с городским асфальтом она придумывает концепцию издания, название ("Штырь") и даже находит кое-каких спонсоров, они не против, только поставьте логотип, не вопрос, щурится белочка, нервно царапая коготками фарфоровую чашечку с горьким растворимым кофе.

Проходя сквозь асфальт без особенных усилий, белочка организовывает в подземных коммуникациях пиратскую типографию.

Камень помогает ей: пишет небольшие юморески, передовицы, однажды даже взял интервью у мертвого ежа.

В общем-то, именно из-за этого ежа газету и закрывают: он был чей-то родственник, пришли и все опечатали, типографию накрыли, белочка плачет в углу, дело всей жизни загублено, а еж-то изначально мертвый был.

"Нет, я не мертвый, - говорит ей еж, как-то ночью неожиданно оказавшийся в ее постели, - Посмотри, разве я мертвый? Вот глянь сюда, а? Нет уж, ничего подобного". Белочка хнычет, но потом совершенно неожиданно выходит замуж за ежа. Камень,  разумеется, в ужасе - дело всей жизни, крах надежд, предательство!

Он перечитывал то злополучное интервью несколько раз, пытаясь, очевидно, что-то понять, вычистить из текста каких-то предвестников грядущих потерь, будто бы разгаданный текст изменит реальность, изуродованную его зашифрованностью до состояния сплошного потока слез.

"Жизнь дается нам для того, чтобы ее обмануть, - говорил ему мертвый еж, до этого лет пятьдесят молча лежащий под ним, под камнем то есть, - Но только один раз, только один раз".

И еще говорил: "Я твой друг", и касался его снизу, и камень скрежетал, как зверь.

Мы когда с Вадимом и его женой тогдашней, Лилей, в Саду гуляли - так Лиля села на тот камень, чтобы Вадим ее сфотографировал, а камень так страшно завыл, так страшно, так Лиля тоже завыла, как закричит: "Высоко, высоко!", у них с Вадимом после этого все дети мертвыми рождались, после шестого или седьмого они развелись, и правильно сделали, дальше всё у них по отдельности как-то наладилось.

LinkLeave a comment

работа, которая меня убивает, делает меня сильнее [Oct. 23rd, 2007|07:15 pm]
deja vu смерть
[Current Music |coil - batwings]

Ходила вчера на концерт одной из главных гастролирующих звезд Русского Рока, группы Nazareth. Дедушка научился говорить по-русски практически без акцента. Учитывая поразительную географию их нынешнего тура, этот симптом не может не тревожить.

В любом случае, дедушка молодец – до сих пор так и не научился играть на волынке, но совершенно этого не стесняется.

Я бы и не думала о дедушке – но мое первое в жизни интервью было именно с ним. Мне тогда было лет 18, дедушка был еще ничего (когда журналисты спросили его: «Вот нам очень странно, почему вы…», он ответил: «А я вообще пиздец какой странный»), а я была ангел-социофоб в кожаных штанах, до последнего момента удачно избегала жанра интервью, вырывалась и убегала, но тут не отвертишься: легенда! Мне казалось, это небывалый старт, взрыв прямиком в будущее, взлом собственной карьеры! У меня до сих пор на шкафу фото стоит: я, дедушка и Олег Климов, редактор цветной «Музыкальной газеты» (тут стоило, наверное, добавить: «мой первый редактор… человек, который…» и прочее бла-бла-бла, но мои трепетные чувства к О.К. я предпочитаю оставить за кадром). Фото трогательное донельзя - у меня волосы до пояса и счастливое лицо: первое в жизни интервью! Я тогда тоже спрашивала дедушку про волынки, а он ответил, что волынку настраиваешь-настраиваешь, мучаешься с ней страшно, а потом летишь в самолете, и она расстраивается, а возить с собой настройщика – дорого.

За восемь лет ничего не изменилось. Разве что тогда я пришла на концерт Nazareth с друзьями, купившими б и л е т ы , я сама купила майку Nazareth (да, мне не стыдно!), мы плясали под сценой и громко кричали: «Cocaine!», а потом поехали в общагу к Алисе и что-то там пили до утра, и стены сотрясались, и даже песня «Love Hurts» тогда не казалась такой откровенной пошлятиной. Это т о г д а. А сейчас я пришла на концерт, потому что у меня р а б о т а такая. Я постояла, послушала все это дело очень внимательно, пару раз улыбнулась даже, а потом поехала домой, по дороге накупив молока: простуда, нужно пить горячее молоко с медом. В любом случае, песню про кокаин они исполнили замечательно. «Я не могу на это смотреть, - где-то в середине концерта громко жаловалась какая-то девушка, - Он слишком старенький и мне его жалко».

«Себя пожалей» - подумала я, мысленно желая, чтобы вот прямо сейчас, прямо сию секунду вся эта конструкция – минский Ледовый Дворец, ряды зрителей, огромное ледяное поле со сценой и какими-то коврами, покрывающими лед, превратилась в апокалиптическое полотно – раздается треск и грохот, льдины начинают сталкиваться и крошиться, и вся толпа проваливается под лёд. Ура! А в группу Nazareth врезается айсберг – и вот они плывут далеко-далеко, замурованные внутри айсберга, а остальные люди кричат, тонут и замерзают, и конца-края этим страданиям не видно, хотя нет, видно, утром уже все будет тихо и спокойно.
Link46 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | October 23rd, 2007 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]