October 8th, 2007

dd

сегодня и завтра

Забытое и поэтому неприятное (мы живем в трагическое время – любая новость является дурной) чувство смешивания реальности с тем, чем мы ее хотели бы видеть (и тем, во что мы ее самонадеянно не стремимся превращать по причине, указанной ниже); с ее квантовыми вариациями, книжными версиями, сновидческими интерпретациями, подсознательными движениями духа и тела; а также с модифицирующими все эти видения страхами (гончаровский обрыв троса, дательный падеж скота, послеродовой разрыв шаблона), карманными бразильскими карнавалами (нарядимся в тех, кем нам страшно стать – и, возможно, мы друг друга не сожрем, когда встретимся в следующей жизни!) и парадами воображаемых химер – всё это рано или поздно рождает несокрушимую веру в будущее, которое уже давно никогда не случилось, иными словами – возникновение дивно искаженного параллельного мира, из которого в уродливую окружающую среду ничего не вытянешь (тебе случалось хотя бы пытаться взять с собой в реальность особо понравившуюся вещь из сна? придумываешь прямо там, на месте, какие-то способы, но на выходе просыпаешься в слезах и с пустыми руками), разве что какое-то ощущение того, чем бы это могло быть, и вот это самое “то, чем это всё могло бы быть” – и есть, по сути, текст, которым можно будет оправдать это бредовое брожение. То есть да – этот коллапс можно оправдать, извинить, загладить и задним числом мотивировать (если не задним – то это и есть, боюсь, причина-указанная-ниже) этим самым текстом, да только вот текста пока что нет, нет никакого текста, а это уже преступление. С другой стороны, когда текст есть, но в нем НИЧЕГО ЭТОГО НЕТ, это преступление еще более серьезное. Понимаешь ли, проблема в том, что мне даже не приходится выбирать между двумя преступлениями, которые необходимо совершить – скорей, надо угадать, жертвой которого из них я в конце концов стану.

Именно поэтому, определяя какие-то движения собственной пустоты касательно вселенской пустоты, я пытаюсь мыслить предельно катастрофическим образом. Если из этого ничего не выйдет, говорю я себе, прекрати превращать в это свою жизнь. Если не понимаешь, выйдет из этого что-нибудь или нет, напиши об этом что-нибудь, и если в том, что получилось, НИЧЕГО ЭТОГО НЕТ - беги подальше, иначе просто исчезнешь. Я понимаю, что исчезну в любом случае, но гораздо приятнее исчезать оттуда, где ты есть, чем оттуда, где тебя и не было-то никогда.

Да-да, это все я тебе говорю.

Тебе-тебе, именно.