?

Log in

No account? Create an account
August 2nd, 2007 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

August 2nd, 2007

искусство коллективного выпрямления [Aug. 2nd, 2007|01:12 am]
deja vu смерть

…Это была отличная компания, за которой мы всегда наблюдали с тайной завистью («держи спину прямо, если хочешь быть нашим R..!» - кричали мы друг другу, - «Нам всем необходимо одеваться в грязно-салатовое, теперь это имеет особое значение: L. купила вуду-пиджак цвета скошенной травы!»), но через буквально лет пять всё сошло с рельс, валко попёрло куда-то в сторону, превратившись в рыхлый подземный ручей. Безысходность нашей злости заставляла нас вести бескомпромиссный в своей убийственной лаконичности дневник распада идеалов на тряпки, бисер, мох и несусветные драгоценности, которые мы все равно никогда не могли бы себе позволить (и это раздражало нас еще сильней; мы почти нарочно сутулились и бродили по городу в нелепых подростковых майках с мертвыми гитаристами из пропахших мускусом и ладаном 90-х). Они с самого начала были блистательны в своей хищной, животной почти гениальности – мы были уверены в том, что их ждет блестящее, как полная пасть молодых мясных зубов, будущее - и мы оказались чертовски правы, только спасти их уже не было никакой возможности. Когда они, действительно, многого добились, их попросту не стало. Разумеется, они тут же перестали представлять для нас интерес.

Мы вычеркивали их безжалостно, по одному, перечитывая этот жестокий блокнот только тогда, когда возникала необходимость очередной горизонтальной черты: Нина Сергеевна Щец; стала всемирно известной шахматисткой, стала презирать всех остальных за то, что они не могли отличить ферзя от Бонапарта, а юркую бормотливую пешку могли разве что шутя затолкать в рот вместо того, чтобы совершить тот самый победоносный антимонархический реверанс на 45 градусов влево. Вычеркиваем. Афанасий Борисович Сидлецкий, стал знаменитым политологом, выпустил пять документальных книг о каких-то чужих, не наших, президентах, стал несколько свысока смотреть на прочих – они не разбирались в политике, их нелепые кухонные шутки на социальные темы перестали его веселить, реальность была для них заколоченный магазин стеклотары, несколько заносчивых комментариев
с его стороны – всё, вычеркиваем. Божена Марьевна Кокусай, известная на весь мир певица романсов-нуар, не смогла снести дурашливой бесталанности остальных своих товарищей, вычеркиваем. Ермил Микулович Ванцерман начал успешно торговать нефтяными снеговиками и сколотил состояние – естественно, его брезгливость к вопиющему неумению остальных работать так, чтобы выглядеть при этом достойно (дом, дача, яхта, автомобиль, трое детей, минеральная вода Perier, золотистый лабрадор с персональной нянюшкой-гуляльцем), вознесло промеж ними чугунную стену социальной несправедливости и даже, страшно подумать, тайной зависти. Вычеркиваем. Соломон Владимирович Глинский тоже многого добился, как мы и предсказывали – он ушел в науку, трижды защитился. Общение с соратниками вызывало у него объяснимый скептицизм – их зашкаливающее тупоумие вынуждало Глинского также притворяться идиотом, но хватило его ненадолго, месяц-два, вычеркиваем. Юлия Сергеевна Липшиц? Редактор журнала «Жуть», богиня некрореализма. Вычеркиваем. Надежда стоп, подождите – удачно вышла замуж? Вычеркиваем! Ммм? Вычеркиваем? А, что? Вычеркиваем. Совсем скоро список закончился, и разбухший от наблюдений за этимологией чужой брезгливости блокнот благополучно отправился на антресоль.


Мы достали его оттуда лет через 10, когда отец продавал порядком запущенную уже дачу – надо было срочно выплачивать кредит. Воссоздавая эти диковинные и полупустые (скорей всего, из-за навевающих скучные мысли об Апокалипсисе муссонных дождей и прогнившей крыши) имена, мы, разумеется, думали о том, что, конечно, так и не научились им подражать. И, по сути, ничего не
добились
. И, наверное, только поэтому остались вместе – никому не нужные (друг другу, скорей всего, тоже), жалкие и лишенные даже малейшей искры, хоть сколько-нибудь значимого миниатюрного взрыва, огненной лавины в полпальца хотя бы величиной  – на этом драном полупроданном, полупродавленном чердаке. Со всех сторон лупил дождь, карандашная мазня тысячелетней давности крошилась и расплывалась под пальцами, дача казалась каким-то гигантским и родным мертвым животным, перед смертью заглотившим нас в знак особой признательности за самоотверженную заботу парализованных о парализованном. Впрочем, наверное, наши имена там тоже есть, вдруг сказал Н., ковыряя ногтем обложку блокнота; а Л. ответила ему: да ладно, и так всё это понятно, а я говорю им обоим: послушайте, да неужели вы не поняли, что от системы координат вообще ничего не зависело на самом деле! Вообще не от этого все зависело! Надо было всё делать по другому, бля! - кричу я им; а они отвечают: слушай, вот странно - ты вот уже совсем скоро умрешь, а сутулиться так и не прекратила, выпрямись сейчас же.

Link19 comments|Leave a comment

i don't read the bible, i don't trust disciples [Aug. 2nd, 2007|04:53 pm]
deja vu смерть
Очередной раз мне сообщают (причем, вполне близкие знакомые, с которыми если не пуд, то полкило соли точно сожрано!), что я "невменяемая", "ненормальная", что у меня "в голове призраки", что я "возвожу какие-то безумные конструкции", говорю "о том, чего нет", и, разумеется, "больна на всю голову".

Блять! Я хреново маскируюсь, вынуждена признать!

Теоретически, я всегда стремилась к тому, чтобы окружать себя такими же ненормальными, но иногда допускаю чудовищные ошибки - в иные моменты какой-нибудь особенно милый мне шызик вдруг превращается в психиатра и засыпает меня сокрушительными диагнозами с ног до головы.

Впредь надо быть более внимательной со свежеприбывшими психами, тщательно их фильтровать, внимательно просматривать истории болезни, не допускать фальсификаций; чуть что - тут же сливаться: фиг найдешь.
Link17 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | August 2nd, 2007 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]