July 30th, 2007

dusya

"где therapy, там и сигет". возвращение, кругом возвращение.

Голубика - волшебная какая-то ягода. Стоило мне купить ведерко голубики у полумертвой бабушки, торгующей чорными рассыпными ягодами около еврейского кладбища, тут же начали возвращаться трагически исчезнувшие люди, буквально отовсюду! Из Чехии вернулся Альгиз - живой-невредимый, с новым автомобилем и кучей какого-то музыкального неформата, которым он ди-джеил напропалую (подозреваю, что вернулся из Чехии он ненадолго - но опустим этот печальный факт). Из "Артека" вернулся братец Аввакум - на нем были смешные шортики из рыбьей чешуи и настоящие пионерские сандалии. Из внутренней Монголии вернулся Нойд - причем, с подарочным винтажным радиоприемником "Олимпиада-80", который он вручил нам прямо в гипермаркете "Корона". Кузмицкая вернулась с работы - беспричинно хохочущая, позитивная и буйная, как дешевое летнее вино из целлофанового пакета. Одна Анна ниоткуда не возвращалась - всегда рядом была, рукой подать! Мы отлично провели время - выпили три литра свинцового молока, наелись чего-то приторного под названием "Аляска 666" и поехали на вокзал провожать Папу Бо и Бабу По в Донецк через Мариуполь, по дороге придумав скороговорку "Папа Бо в "Опеле" в полнолуние в Мариуполь", а, каково? Усадив этих странных, но милых ребят в поезд (я наконец-то реализовала свой давнишний психо-трюк с "не забывай принимать таблетки в пути - вначале красную, а уж потом синюю, и не перепутай, а то будет как в прошлый раз!"), мы встретили Погодину с гигантской жестяной банкой от кинопленки в руках. Демонстративно наложив в банку какого-то дерьма (сахар, табак, соль), мы начали следить за потерявшимся старичком, который от поезда отстал. Скорей всего, всё происходящее старичку снилось (то есть он мирно спал где-нибудь в Кемерово, а во сне бродил по вполне реальному минскому вокзалу потерянный и дрожащий, теребя крохотный вельветовый галстучек), и нас он воспринимал как наиболее абсурдный, пугающий эпизод сна (высоченный мальчик в шортиках с радиоприемником "Олимпиада 80", полуголая Погодина с жестяной банкой кинопленки, которую я периодически у нее отнимаю и начинаю в нее бить аки в бубен, хэй-хэй, start wearing purple wearing purple!, благостно вштыренные Альгиз и Анна - в общем, красота!). В итоге мы таки направили дедушку на небесный эскалатор, отметив начало Сезона Исчезающих Дедушек (исчезающие, истончающиеся, умирающие на глазах дедушки преследовали нас на каждом шагу), сели в автомобиль Альгиза и поехали гонять по городу пьяную Лиду на велосипеде. Лида просовывала ладони в окно и держала каждого из нас за руку, словно Шива. 

- А вот новый альбом Gogol Bordello! - включил Альгиз какую-то несусветно искрометную муть. - Только мы его не будем слушать сейчас! - и выключил. Это показалось мне отличной шуткой!

Порадовало также, что на Альгиза такое же неизгладимое впечатление произвела песня Регины Спектор на стихи, гм, Пастернака - I must go on standing you can't break what it isn't yours, I must go on standing I'm not my own, it's not my choise.

Дома я посмотрела в энциклопедию - и что же, что же? - действительно, Gogol Bordello выпустили новый альбом!

Более того - последние несколько дней мне всюду мерещился вокалист Clawfinger Зак Телль, я даже стала переслушивать их ранние альбомы по этому скорбному поводу. И что вы думали - 3 дня назад у Clawfinger вышел новый альбом, потрясающе прекрасный!

И уж совсем запредельное - на белорусско-литовском фестивале be2gether выступят Therapy? - то есть еще много кто выступит, но Энди-то! Эндикэйрнз! Праздник неимоверный! Финальный доминантсептаккорд лета - какие, в жопу, хэппи-энды?!

- Нет, я не еду на Сигет, - говорю я Кузмицкой. - Да и вообще у меня всё просто: где Therapy? - там и Сигет!

Соотечественники мои милые! Сложно литовскую визу нынче получить ли? Долго ли?