?

Log in

No account? Create an account
March 19th, 2007 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

March 19th, 2007

мы шли под грохот канонады. дневниковая запись. я болею, мне дурно. [Mar. 19th, 2007|12:50 am]
deja vu смерть

"Мы тут в Минске. Мы к тебе зайдем?", - говорит он и тут же обещает набить М. морду (по его мнению, М. вот уже три года как живет у меня в зазеркальном шкафу, в реальности увезенном за тридевять земель еще в 2004-м), и еще что-то говорит про мифического злобного тролля М., укравшего его молодость, старость, зрелость и единственного дружка Авдея, на фронте погиб, на могилку-то ни разу не сходил, топь, болото, схоронили под визг комаров, кочками забросали торфяными.

- Ты как менструация, - пустым голосом говорю я, - Звонишь мне раз в месяц. И вызываешь какие-то жуткие эмоции. Никакого "мы" не надо, я в жутком состоянии, а тут еще какие-то незнакомцы из провинции, брр.

Я болею: лежу на полу, укутанная в бабушкин плед "Освал", смотрю кинофильмы и ем ложкой молдавский мёд. Моя голова раскалывается, меня тошнит, у меня грипп.

- Тогда я зайду просто на тебя посмотреть, ровно на две минуты! Потом у нас важное дело, нам надо идти бухать к сестре Димы Лысого, - объявляет сумеречный гость, и вот уже он звонит в дверь: пьяненький и дурашливый сентиментальный блондин (блондин? - удивляюсь я), похожий на Фреда Дёрста, вместо покойного барабанщика The Who (я всегда подозревала, что некачественные кавер-версии способны портить вообще всё, что их касается). Его речь по-шизофренически спутанная, шутовская, навылет простреленная любопытными междометиями и звукоподражаниями: трам-там-там, дрын-дын-дын, дж-дж-дж! - "ну, это... этого... ну, в общем, это... в общем, это! " Боги и демоны нашего детства немилосердны и жестоки, думаю я, но где же эмоции, где? Эмоции все, в общем-то, закончились в 2005-м, когда мне сообщили, что он отправился на небеса, пьяный утонул в блюдце, то есть в болотце, том самом болотце под визг тех самых комаров; я даже не плакала, так, оцепенение, всё тихо пережила внутри; а потом позвонили - ошибка, другой кто-то утонул, а этот просто заснул под деревом на трое суток во время празднования дня рождения Гоши Жирного или Вовки Сирого, уже и не вспомнить. Но нет, счастье есть - похороненные друзья детства иногда оживают и звонят тебе раз в месяц, и приходят к тебе уже блондин, и первым делом заглядывают в шкаф: а куда ты спрятала М.? Я даже и не знаю, что ответить, что уж тут ответишь.

- У меня две минуты, - говорит наш юный барабанщик, но память о нем не умрет, - В общем, слушай. Недавно я встретил на улице французского бульдога. Он так смешно хрюкал, знаешь, хр-хр-хр, я его на руки беру, а он такой - хр-хр; такой смешной - я все квартиры этого блять десятого дома на Горького обежал, чей? - никто не знает, никому блять не надо; он за мной от восьмой школы до самого Чапаева шел, отбежит вперед, я ему - эй! - так он бежит сразу ко мне, Ванька Хромой еще удивлялся, бля, как это он тебя так слушается, а меня все собаки всегда слушаются, ты же знаешь. Короче, я это... я его привел в Дом Быта, потом на телевидение там на шестой этаж, а там такие - ну, нахуя нам бульдог, я им - бля, суки, вы же бля телевидение, смотрите, какой он хорошенький, морда приплюснутая такая и ушки треугольные, потерялся, наверное - бля, уроды, меня вывели с охраной; я потом там ходил и всем предлагал - это же французский бульдог, он же так смешно хрюкает - и никому нахуй не надо! Люди бля жестокие, пиздец. Родокам звонил, но они бля у меня уроды, ты же знаешь. Я даже маме твоей позвонил, так она говорит - Сергей, зачем ты меня расстроил, я всегда расстраиваюсь дико из-за таких историй про животных, ты же понимаешь, что я не могу помочь, я тут с Реттом больным, у него ночью пять приступов было, думала умрет, он и так уже скоро умрет, прекрати, не звони мне больше насчет собак; ну, короче, я его хотел продавщицам подарить, они такие - какой хорошенький! но брать суки не хотят; а один ребенок к нему подходит, улыбается, а мамаша блять этого ребенка за шкирку оттаскивает - отойди, мол, от собаки, укусит, рычит уже - а он бля не рычит, он просто смешно хрюкает! Сука! Сука мамаша! Бля, какие все вокруг суки! Мне сказали, этот бульдог уже три дня по городу ходит, в маршрутках катается. Суки!

- И что ты с ним сделал? Привез его мне? - спрашиваю пустым голосом.

- Нет. Оставил его там, в Доме Быта. На четвертом этаже. Вдруг его возьмет к себе ночной сторож?

- Бульдоги в маршрутках, ночной сторож, как я это все хорошо помню, кошмарный город, - говорю я, - Пустой, страшный и жалкий. Раньше я его ненавидела, теперь у меня от него какие-то кровавые дыры в сердце. Когда я там была два дня назад, мне надо было забежать в банк закрыть счет, так я сдуру пошла через двор, в котором я выросла. Иду и чувствую, как земля под ногами осыпается прямо в какую-то бесконечную пустоту. И реальность совсем ветхая и прогибается от прикосновений, как промозглое осиное гнездо, которое вылавливаешь мертвым из реки; и меня просто разламывает в крошево от боли - я уже потом обнаружила, что вижу всё сквозь слезы и иду не туда, вообще не иду, просто стою у забора и верчу головой вверх-вниз, опору ищу, видимо.

- А у меня от Минска такое же ощущение, - отвечает мой друг детства, - Поэтому я его ненавижу. Ну всё, я пошел.

Соображаю, что для пущей драматичности надо бы его обнять на прощание; обнимаю (в нос бьет запах дешевого алкоголя, одеколона и ацетона, впрочем, запах ацетона мерещится мне уже с утра) и думаю: "В любом случае, это ведь встреча с призраком; всякая встреча с человеком, чью смерть удалось пережить, ничем другим быть не может". Одна его рука была холодная и полусгнившая, другая - горячая и болезненная. Грустно, что я ничего не чувствую, думала я (температура, грипп, новый клип "Ляписа Трубецкого"), но тот ли это человек, с которым мы в 1994-м году создали подростковую рок-группу, разогнавшую однажды больше сотни ветеранов на летней танцплощадке охуенными панк-каверами Beatles? Тот, я тебя спрашиваю? Это с ним вы репетировали, бля, в гараже, когда на вокзале подорвали эшелон с нефтью? Это вы взломали игральный автомат "Достань плюшевую игрушку за 100 форинтов" в венгерском пионерлагере "Занка" в 96-м и сплавляли легион розовых плюшевых зайцев по Балатону на Тот Свет? Это он играл в группе beZ bileta, когда они получили хрустальный дилдо от Сергея Михалка?

Нет, на группе beZ bileta меня заклинило окончательно. Да нет, не он, блять, конечно же, не он. Тот был брюнет и живой, а этот - блондин и умер в 2005-м.

Ой, пойду еще таблеток съем, что-то мне совсем худо.

Link36 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | March 19th, 2007 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]