?

Log in

No account? Create an account
March 12th, 2007 - Словарь странных слов — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

March 12th, 2007

Виноградный человек. [Mar. 12th, 2007|01:13 pm]
deja vu смерть
[Current Music |dEUS - Morticiachair]

Анисия - известная славянская писательница; она даже получила какую-то премию и купила на эти шальные деньги карманный экскаватор и упряжку ездовых собак где-то далеко, в Сибири (приятно знать, что где-то по снегу мчатся твои личные, персональные собаки с подпиленными клыками и небесно-голубыми очами); более того - у нее взял интервью журнал "Шевченко", а ее фотографии напечатали в газете "Сто раз"; Анисия состоялась как личность и выступила по телевизору в передаче про наркотики ("не надо, нехорошо это"), её мама поставила на отдельную розовую полку с птицами ровно семь книжек, ее старшая сестра научила близнецов говорить "Анисия" сладким хором; ее отец воскрес ровно на пятьдесят секунд, чтобы подойти к Анисии в пригородной электричке, усталым грузом свалиться на лавку напротив и прошелестеть земляным ртом: "Гордость за собственных детей - это не совсем то, что имеет значение на небесах; вообще любая гордость там уже не имеет значения, но сила и мощь твоего послания настолько всеобъемлюща, что мне даровали воскресение на пятьдесят секунд, и скажу я тебе не тая - ничего хорошего я в этом не вижу; а матери твоей я изменил всего два-три раза, а не как она тебе наговорила тогда, когда мы газовую плиту через..." ("окно" - подсказала она пустой лавке - пятьдесят секунд истекли). В общем, Анисия была счастливый человек!

Тревожили ее разве что сердечные проблемы. Тело Анисии принадлежало вечно улыбающемуся увальню Борису. Борис обожал Анисию, дарил ей засахаренные детские колясочки, поил ее хризантемовым чаем, возил в Гданьск купаться в холодном янтарном море, при этом абсолютно не воспринимая ее как творческую личность - другое дело руки в узелках, вязкие медовые колени, аппетитный родничок на голове (туда запросто входил мизинец), природная доброта, жалостливость, хорошая наследственность (была недавно эпидемия гриппа - нет, не задела крылом, иммунитет!). Анисия страдала: неужели мой роман - говно? Не говно, утешал ее Борис, хороший роман, но я его не читал, зачем? Борис, конечно же, читал Интернет-дневник Анисии, но всякий раз спрашивал - а это про кого? а тут о ком? Да не про кого, да не о ком, выла Анисия, это же литература, это же образы!  Борис не понимал - а где там я? Анисия жутко страдала - Борису был безразличен этот серебристый луч, бивший напрямик из разверстых небес прямо к ней в мозг, через этот вот пустой канал-родничок; Борис не читает ее книг, пьес, рассказов, повестей и стихов даже, о господи, и вот уже приволок в дом какой-то антикварный фонтанчик, прелесть ты моя.

"Хочу быть пятисантиметровой карлицей. Утону пьяная в этом фонтанчике", - написала она в дневнике, и снова ссора, и снова разборки, да не про меня, да не про тебя, это литература! Это не литература, шепчет Борис, опуская руки в фонтанчик, и брызги на полу в форме сердца.

Сердце, сердце же Анисии было отдано звукорежиссеру Григорию; потому что звукорежиссер Григорий понимал суть звука (с ним работали какие-то очень важные группы, их показывали по телевизору буквально сразу же за тем ток-шоу про наркотики!) и восхищался всем, что делает Анисия. Он даже выучил ее последний роман (тот, который получил собачью премию) наизусть и цитировал его Анисии на кухне, вкушая омлет с кровью, кровью ее измученного сердца; ибо Анисия мечтала быть этим омлетом, острой вилкой, которую облизывал скорый на комплименты малиновый язык Григория, скрипучим табуретом, на котором ёрзала от восторга жилистая задница Григория - да хватит же, думает она, хватит этих вот дискуссий о роли подсознательного в спонтанном словотворчестве; возьми меня прямо здесь, на столе, пусть омлет, пусть дверь нараспашку, пусть вдоль нас маршируют солдаты и сходят ледники; но нет - Григорий смотрит на нее восторженно-естествоиспытательским (будто она - редкая личинка жука-носорога) взором и спрашивает: моя девушка пишет рассказы, их даже взяли в журнал "Плоть" (плоть, конечно же, плоть, мрачно думает Анисия), ты можешь почитать и честно сказать, что там не так?

Всё не так, всё там не так, - бормочет Анисия. Всё везде не так. Он записывает в блокнот "всё везде не так", это афоризм, он восхищен. Григорий восхищен, Анисия в трауре, идеальная катастрофа. Ну посмотри же на меня, воет она всем телом, выплескивая в прозрачную пиалу грубый, грохочущий кипяток. "Тот твой последний текст гениален, жаль, они все этого не поняли", - пылко скребет Григорий скатерть длинным пальцем. Внимание Анисии переключается на длину пальца - всё, я сейчас упаду в обморок, думает она, смерть моя пришла, пустой кипяток и недосягаемые сантиметры.

Анисия разрывается между этими чувствами - между необходимостью принадлежать а) Борису, который не видит в ней Творца; б) Григорию, который не видит в ней Женщину.

Я и Женщина, и Творец, понимает Анисия. Как это страшно, как это прекрасно. Что же мне выбрать, спрашивает она у мудрых книг в переплетах из бледных совьих кож.

Ей тяжело выбрать, ей тяжело определиться, она страдает.

В итоге, конечно же, к ней в дверь стучится Виноградный Человек, ничем иным это не могло закончиться.

- Давай, одевайся и пойдем, - сообщает Виноградный Человек. Он, в принципе, по форме вполне человек, однако его контуры определяются странным нагромождением плотных кистей чорного винограда - будто из винограда какой-то опасной силой притяжения, ветром каким-то потусторонним сложило человека, но нет ни рта, ни носа, ни глаз - только налитой, спелый чорный виноград.

- Идти далеко, - говорит Виноградный Человек, - Но по дороге ты можешь питаться виноградом.

Анисия послушно идет за Виноградным Человеком - неделю, две, месяц. По дороге (которая иногда проходит через не очень уютные места - лес, болото, католическое кладбище слонов, сад пионерских скульптур) она отщипывает от Виноградного Человека сочные ягоды и утоляет ими голод и жажду.

В итоге, когда они наконец-то дошли до реки, от Виноградного Человека остался только каркас, полупустой скелет мягких виноградных ветвей, голеньких сетчатых кисточек: Анисия скушала весь виноград. 

- Ну давай, - шепчет она взволнованно, - Давай, теперь говори, кто я.  
- В общем, посмотри сама, - указывает Виноградный Человек в сторону реки. Анисия смотрит на своё отражение - вместо головы, глаз, рук и ног, спины и живота у нее виноград. Чорный, спелый виноград, загляденье! Впрочем, сюрприз не из приятных - Анисия тоже стала Виноградный Человек, вот уж кто бы мог подумать!

- Теперь твоя очередь быть Виноградным Человеком, - сообщает ей ее компаньон, бывший Виноградный Человек, состоящий из веточного каркасика, - Такие уж правила, нефиг выть (Анисия начала немного подвывать от ужаса). Теперь ты должна найти такого же идиота, который не может определиться между двумя божественными предназначениями, ни одного из которых он не достоин, провести его к этой реке и позволить ему съесть тебя во время пути полностью, сожрать до последней ягоды - кстати, это очень больно, когда ягоды отрывают, пиздец какая боль, я вначале тебе не говорил - и когда он это сделает, ты, как и я, освободишься от всего вообще.

- А без этих ягод, - всхлипывая, спрашивает Анисия, всё еще верящая в очищение и самореализацию через страдания - Ну, когда ягоды уже съедены и от тебя остается только каркас - ты наконец-то понимаешь, кто ты? наконец-то всё открывается, да?

- Да нет, ничего не открывается, - пожимает плечами бывший Виноградный Человек, - Просто становится немного легче. Ягоды тяжелые, весят килограмм пятьдесят. А когда их съедают, становится легче.  

И он перешел реку прямо по воде, такой он стал лёгкий - как облачко!

Link68 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | March 12th, 2007 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]