February 19th, 2007

dusya

тень всех влюбленных

Когда мы виделись в последний раз, она всё пыталась отдать мне ящик редкого коллекционного винила, который выменивала когда-то в лучезарной, пряничноголовой Москве на пышные цыганские юбки, рукотворные капоры и маскировочные рукава на шустрых чорных молниях - но как, но как мои тонкие руки смогут вынести из неожиданно крохотного фамильного замка пять-шесть кубометров тугих музыкальных блинов, когда даже мелочь сыплется сквозь пальцы (например, вчера в кафе я рассыпала по дощатому полу несколько форинтов, которые взялись между пальцами как-то просто так, как-то случайно), когда я выхожу во двор и вижу гигантскую белую башню, уходящую каменистыми глазницами в небеса - и даже сумка с перчатками сваливается с моих плеч вниз, к ногам, на то самое место, куда я в пять лет приползла умирать от электротравмы и, как разрубленная поездом собака, яростно жевала какую-то горькую сумчатую траву? Я не смогла вынести это тогда, как я смогу вынести это сейчас? "Любая боль имеет свою четко очерченную территорию" - думаю и я и делаю десять шагов влево; и меня уже корчит от хохота; потом я бегом срываюсь на полкилометра вниз с горы - и меня душат слезы; я разворачиваюсь на 90 градусов и начинаю самодовольно улыбаться: жизнь прекрасна, все нормально, очень хорошо; потом я сажусь в тот самый поезд и уезжаю туда, где это все не имеет значения.

"И вдруг я поймала себя на том, что когда слышу скрип двери где-нибудь на третьем этаже этого огромного дома, то инстинктивно хватаю пепельницу и кладу ее под стол", - говорит мне мама, объясняя самый главный принцип территориальной обусловленности боли.

А через три дня перезванивает мне и сообщает, что после каждого моего визита в Дом, Где Жил Гитлер, из этого дома самым мистическим образом исчезают все режуще-колющие предметы. Почему так происходит - я не знаю. "Это единственная черта твоего характера, которой я никогда, никогда не пойму!", - говорит она, а в телефонной трубке все гремит и рушится - это рассыпается в прах ровно треть гитлеровского дома, на которую и пошли войной освобожденные мной ножи, лезвия и рыбные ножницы на пружынках.



  • Current Music
    ozark henry