December 27th, 2006

dusya

Подозрительный старичок. Добрая рождественская сказка.

Шли как-то Миша с Петей поздно ночью через темные чужие дворы (возвращались со дня рождения Димы - он как раз родился аккурат 30 декабря) и повстречался им какой-то подозрительный старичок. Вроде всем хорош старичок - статен, хорошо одет, и даже старичком от него не пахнет (а ведь от большинства старичков слегка разит старичком, сами понимаете), но что-то с ним не так. Зыбкий какой-то, полупустой старичок - пальто на все пуговицы застегнуто, а меж пуговиц густой ветер свищет.

- Ты, Миша, вырастать не должен, ты вырастешь снобом и завистником, - перегородив друзьям дорогу, сообщил старичок, - То есть снобов и завистников, конечно, кругом навалом, но ты этими вот своими качествами много кому жизнь испоганишь. Будешь хитрым, ловким на язык, изворотливым, все у тебя будет получаться в ущерб другим, хорошим людям. Я, конечно, ничего изменить не могу, но толку в тебе, Миша, мало. Лучше бы тебя не рожали.

Старичок положил руку Мише на талию и вздохнул - кажется, он и правда был расстроен тем, что кто-то додумался родить Мишу. Миша вытаращил глаза и со страшным криком бросился бежать в ночь. Петя же стоял, не в силах ни бежать, ни разговаривать - он слыхал о таких старичках, ему мама рассказывала; ватные и какие-то совсем детские ноги, лет на пять его младше, ему не повиновались. Петя вспомнил, что такое бывает во сне - когда хочешь убежать от надвигающегося ужаса, ноги становятся тонкокостные, прозрачные, как этот вот мягкий старичковый живот, на них даже стоять не получается и земля под ногами тает, как мороженое.

- А тебе я подарю мороженое! - захихикал старичок, - За то, что ты вырастешь хорошим, добрым мальчиком, будешь слушать джаз и заниматься спортом, и даже дважды спасешь кое-кому жизнь; один раз из реки вытянешь во время ледохода, другой раз искуственное дыхание сделаешь вовремя на травмайной остановке. Держи мороженое, дружок! Ты - молодец!

После этого он тоже положил руку Пете на талию - но заулыбался от восторга. Петя так испугался, что не смог и пошевелиться. "Миша сильный мальчик, - думал он, - Действительно, хитрый, ловкий, поганец - убежал и даже не позвонит небось моим родителям и не расскажет им про этого жуткого старика, чтобы выбежал папа с ножом и отрезал ему голову. А старик меня наверняка убьет, да еще и гадкое что-нибудь со мной сделает, это точно".

"А друг ваш Дима.... - вдруг торжественно сказал старичок, подняв палец - Вырастет известным скрипачом!".

Тут лицо старичка засветилось. По воздуху поплыла тихая, нежная мелодия - это ангелы играли на крошечных хрустальных скрипках. Откуда-то прилетел серебристый голубь с глубокими чорными глазами и под тихий колокольный звон опустился старичку на плечо. Старичок достал из кармана мороженое "Лакомко".

- Можно я пойду, пожалуйста, пожалуйста-пожалуйста, я пойду домой, хорошо? - бормотал Петя, - Я не хочу мороженое, у меня хронический тонзиллит, спасибо, я пойду, ну пожалуйста... - он извивался в цепких руках старичка, тонко струился змеистым, мягким от страха мальчишеским телом, покусывал старичку терпкие руки, пахнущие шоколадом и одеколоном.

- Хоть голубя, голубя возьми! - старичок сунул в руки извивающемуся Пете сияющего, дымного голубя. Петя использовал этот жест как возможность наконец-то вырваться из самых страшных объятий в его жизни - прижал ошалевшего голубя к груди и побежал через двор зигзагами - его шатало и тошнило от ужаса.

Старичок же остался стоять на прежнем месте - он ел мороженое и о чем-то думал.
Ангелы продолжали играть тихую, грустную мелодию. Окна в домах горели приятным, семейным светом. Старичок откусывал большие куски от мороженого и слезящимися глазами смотрел в звездное зимнее небо; он сам не понимал, что на него нашло - но точно знал, что это было что-то наивысшего сорта.