September 28th, 2006

dusya

Три поста в одном (неасилил): кафелето, наши родные эмигранты, Минск как мертвая река.

Но не сложилось, но не успелось, зато у меня теперь есть твое тело (и пусть с перерезанным горлом, мне нет дела). За сколько минут колесо проворачивается целиком? (что-то соскакивает - колесо уже три раза проворачивается, но как-то не полностью - зависаешь в желеобразной пустоте и ждешь, когда тебя вынесут с гимнами, как сбереженное в голодомор костяное знамя). Почему (вставить слово) не радует? Почему (вставить несколько слов) не радуют? "Раньше здесь было кафе "ЛЕТО" (зато у меня теперь есть кафе "Лето", и пусть с перерезанным горлом, мне нет дела). Мы там сидели среди черных уставших рабочих, пьющих водку, и ели мороженое из огромного пакета, разложенное по советским алюминиевым вазочкам; а теперь там ресторан, да, огого". Спрячьтесь за шиворот к людям с воспоминаниями (привет, М.! hello image!), happy people have no WHAT?...

Прошлая неделя - наш personal парад эмигрантов: вначале мы усаживаем внезапно просветлившуюся Машутку в поезд "Славянский базар" и отправляем ее в Сибирь выращивать подземные яблоки навсегда-навсегда; потом мы усаживаем Алису и дитя ее (которое весь Минск было мрачным и суровым) в поезд "Шанхайский экспресс" (как только дитя оказывается внутри, оно начинает улыбаться и хохотать: прощай, чистый мерзкий город!) и удивляемся, что еще не ноябрь, обычно таким славится именно ноябрь. Потом мы с Альгизом идем на пресс-конференцию поющего теннисного мячика, где я задаю мячику неприличный вопрос в духе "А почему у вашего диска такое дерьмовое оформление?", чем его ужасно расстраиваю. Ну а huli, от нас же все уехали, потому и расстраиваю. Скоро вообще все уедут, тогда вообще желчегонный аппаратик купить придется.

* *
Вчера с огромным чувством благодарности Мирозданию поняла очевидное и страшное: Минск, пожалуй, единственный город в мире, через который течет река, которая не течет. Эта река просто лежит - зеленая, вязкая, монолитная - внутри длинной неглубокой ямы в земле, проходящей через весь город. Когда-то (три года н.) реку вынули, чтобы очистить образовавшуюся яму от утиных скелетиков и прочего прошлого. Разумеется, мы устраивали акции протеста с кривыми цитатами из Бродского ("Я хочу жить в городе, где река!!!"). Теперь река есть, но она просто есть, nothing more. Ах, если б ты была жива (я тоже был бы жив, угу). Уверена, что если переплыть эту густую зеленую реку, станешь совершенно другим человеком или потеряешь память (да, это детство, литературно испорченное кем-то из будущих идеологов страны, которую я скоро начну ненавидеть). Уверена, что с нами именно это и сделали - вынули реку из рукава, вычистили, наполнили чем-то странным и положили обратно. Ах, как хотел бы я с тобой погулять.

(Holy shit! Только что вспомнила! Мне снился трагически последний номер журнала "НАШ". Его мне подарила вокзальная старушка-уборщица, одетая в оранжевое платье невесты. Я листала его до утра, там были чьи-то прекрасные рассказы; некоторые даже довели меня до слез - это наверняка добрый знак!).

  • Current Music
    The Who - Fiddle About