July 6th, 2006

dusya

Дневник очень простыми словами (так нужно).

- Неловко смотреть: женщина-водитель, стоя на раскаленной крыше горящего троллейбуса, тушит его из огнетушителя; на остановке стоит толпа и снимает все это веселое дело на мобильные телефоны. Экшн домой понесут, а то! У женщины-водителя, взбивающей темную дымную пену в пространство, из кармана выпадает старенькая Nokia и разбивается об асфальт. "Положите это ко мне в сумку!"- кричит она, срывая пломбу с очередного огнетушителя. Водитель троллейбуса, остановившегося позади, поднимает и кладет остатки телефона в сумку, которая осталась внизу. Потом берет еще один огнетушитель и лезет на троллейбус помогать. Толпа снимает все это на мобильные телефоны - все стоят с вытянутыми руками, экранчики светятся, почти рок-концерт. Очень хочется, чтобы огнетушитель выскочил у женщины-водитель из рук и окатил народных операторов мерзкой липкой пеной, выедающей здоровье и желание почувствовать себя крупицей вселенского медиа-пространства. В такие моменты мне стыдливо хочется срочно заиметь две головы, конские копыта или плавательные перепонки между пальцев - ну, чтобы как-то от всех отличаться на видовом уровне, что ли.

- Пластмассовый шаффл удивляет до слез трогательной песней, которую он самостоятельно накопал где-то внутри компьютера. "Надо же, все-таки какие-то молодые зануды способны меня расстрогать" - удивляюсь я. Дома выясняется, что это были Jefferson Airplane. Вот уж и правда, some things are forever - или пришло время красить ментальную седину хной. Хноев ковчег еще впереди.

- Недавно была в Москве на книжном фестивале (плюс на концерте Ливера, но об этом молчать и глодать стены, Ливер невыразим!) и обнаружила удивительное свойство всякого хорошего текста - как правило, авторы поражающих меня текстов оказываются не менее удивительными людьми. Я еще, кажется, ни разу не разочаровывалась - или я внимательный читатель, или это просто профессиональное (распознавание и распятие текста по четырем плоскостям), или недостаток восприятия всего лишь. Единственный, правда, человек, к которому я так и не смогла подойти - Марина Москвина. Это какая-то будда, честное слово - просветленная и вся прозрачная, как облако. От нее сияние исходит, правда. Мне попросту показалось, что если я к ней подойду, то аннигилируюсь или исчезну. Хотя это и круто - наконец-то исчезнуть (тем более в сиянии Марины Москвиной, у которой все тексты, как мне иногда кажется, про восторг исчезновения), но - впрочем, что "но", я не знаю. Облажалась, видимо. Надо было подойти и исчезнуть, чего уж там.

- Лютик только что чихнул два раза подряд. Наверное, он стал мышкой-невидимкой, как у Туве Яннсон.

- Вчера пыталась вести краткосрочную беседу об альтернативной музыкальной культуре с одним видным деятелем местного вербального искусства. Беседа не ладилась: потом выяснилось, что под "альтернативностью" он имел в виду Sex Pistols (как крайнюю точку некоммерческости, между прочим), а я - The Residents и Psychic TV. "Я этих ваших групп не знаю" - сказал он, явно имея в виду наше таинственное, младое поколение. А я, между прочим, не пошла на концерт Девендры только потому, что он младше меня.

- Вчера мы с Антоном решили, что в нашем трогательном однокомнатном государстве из гусь-хрусталя очень сложно заниматься  хорошими и полезными вещами: чем красивее и полезнее вещи, тем активнее тебя ненавидит орда невнятных незнакомцев. И знакомцев тоже, чего уж там. "Никому мы не нужны!" - радостно кричала я ему на прощанье. "Да, они все нам завидуют! - кричал он в ответ, - А с чего нам завидовать? У нас очень незавидная ситуация, между прочим". И правда ведь: лузеры, если подумать. Катехизис среднего возраста, отворяй ворота.

- В полях около медицинского института обнаружился монструозный "Дом Правосудия" - стоит в поле и никому не мешает. В Доме Правосудия же обнаружилась столовая, где торгуют конфискованными взбитыми сливками. Конфискат - написано на них. Мерещатся сладкие сливочные контрабандисты, у которых умыкнули на таможне заветные баллончики с белой вспененной нежностью (куда, в какие дивные края они везли взбитые сливки с ароматом "Пьяная вишня"?) - и переданы, разумеется, в лапы правосудия: котлета биточек, скатерть и салфеточка на четыре части ножничками, свадьбы-торжества, церковь "Благодать" (тоже в полях - три остановки пешком прошагать), усталый прокурор выдавливает весь баллончик себе в душные шерстяные карманы, будто молочные котята теперь прячутся в лабиринтах пиджака.

- Увидела в макдональдсе веселого жолтого карлика с флажками. Вошла внутрь - а там гремит на весь макдональдс группа Molotov: "Pu-to, pu-to!", нифига себе карнавал майнстрима. Ух ты! - восхищенно говорит карлик. Я смотрю на его руки - ноготочки обгрызены, линии жизни длинны и бугристы - судя по всему, карлик взросл и намеренно инфантилен, и в макдональс наверняка ходит от безысходности. Теперь я тоже начала видеть карликов, привет.