May 2nd, 2006

dusya

Рыбалка вслепую. Трое.

Поехали как-то трое друзей на рыбалку. Один друг, Анатолий, поймал трехметровую щуку. Второй друг, Сергей, поймал бойкого леща. Третий друг, Петр, выкинул номер: вначале вдруг пошел по воде, а потом усомнился и утонул. Двое оставшихся друзей, Анатолий и Сергей, погрузили в машину щуку, леща и утонувшего Петра и молча поехали домой. Они больше не чувствовали себя друзьями - оказывается, их связывал только Петр. Теперь же Петр связывал щуку и леща - плотно прижавшись друг к другу, эта странная холодная троица тряслась на заднем сиденье автомобиля. Они блестели ручейками слизи и вообще казались намного более настоящими, чем Анатолий и Сергей. Что ж, трое друзей на рыбалку поехали - трое и уехали. Теперь трое друзей - это Петр, щука и лещ, связанные навечно тайным скольжением воды. Оказалось, что трое - это Петр и чего-нибудь два, а не эти конкретные три человека. Что ж, жизнь преподносит нам и не такие сюрпризы. А что же Анатолий и Сергей? Они - две бессмысленные, не знакомые друг с другом жертвы, которых непременно кто-то поймает буквально в следующее мгновение. Так и получилось: за поворотом их остановил ГАИшник, убил и расчленил. А Петр, щука и лещ перебрались на переднее сиденье автомобиля, включили радиолу и погнали в Калифорнию! Ничего не изменилось.  

dusya

Маша и Таня на кладбище. Эклога.

Ели конфеты и засовывали по очереди пальцы в огонь: смотри, а я обожглась! Хо-хо, а я тоже обожглась! У Маши двое жолтеньких, у Тани - бело-красно-беленький. У Маши две крошечные племянницы, у Тани - пожилой серебристый горностай под подушкой и никаких людей. Кладбище похоже на ресторан - разве что цыгане с гармонью не ходят. Маленькая девочка роется в мусорке, полной бумажных цветов. "Это мусорка, это свалка!" - кричит ее мама. "Это цветы!"- бормочет девочка и прижимает к себе охапку бумажных цветов, уже окропленных земляной тенью. За длинными столами сидят люди и разворачивают, бойко шурша пакетами, копченую курицу. Лупят отварные яички, режут лучок. Булькает водочка, бегают дети. Кто-то наискось повесил модную салатовую сумку на стильный гранитовый памятник. Теперь кладбище похоже на поезд - все в нем уедем, понятное дело, в Калифорнию.  
Ехали назад с пьяненьким дедушкой - он постоянно порывался вывалиться из автобусика и поэтому надрывно кричал "Галя! Галя!", а его бабушка тоже кричала с переднего сиденья: "Мы не выходим! Мы еще не выходим! Люди, люди - он что, вышел?". В общем, славно Маша и Таня сгоняли на кладбище! На следующей неделе снова поедем, хей-хо.