March 10th, 2006

dusya

Упоение, температурка, билет на луну.

Старые друзья пересаживаются из корректорских чресел в редакторские кресла, и это достижение за четыре года - допустим, ах, я вдохнула шоколадную пудру (кашляю и давлюсь в кафе, мерзость и чакпаланик для студенческой молодежи), два дня назад - точно так же с кровью выдирала рыбий плавник из горла: грипп, дышишь жесткими предметами, статьи не пишутся, а если пишутся, то потом получаешь "о, кажется, ты наконец-то стала писать подростковую ерунду за деньги". Стоп, я писала подростковую ерунду почти бесплатно. Стоп, на этой санэпидемстанции мне выходить. Бусы из сосновых косточек, которым 5 лет, съел жучок: вылез из косточек, а раньше таился целую пятилетку. Открыла коробочку: пыль, темнота. С нетерпением жду: из чего еще вылезет законсервировавшийся жучок, вместо чего обнаружу горсточку пережеванной пыли. Жучки - неисчерпаемое. В штабе Мыхленича нашли картофельных жучков: они ели листовки. Встречи. Встречаешь в ванной прозрачную женщину с небольшими руками. Встречаешь в рукописи горение автора: авторы не горят, но погореть может издательство. Ну да, тогда я издателя своими руками удушу, радостно говорю я, за наши-то триста баксов да своими руками да еще чужими небольшими прозрачными из ванной. Встречаешь удивительных людей с неожиданными подарками: эмоции, спокойствие. Встречаешь себя как интерпретацию чьего-то недовольства шестидневным актом творения - что ж, когда взорвут интернет, такая я тоже исчезну, все мы пропадем друг для друга.

Ну, и разумеется, каждый день надо начинать жизнь сначала. А перед агрокомбинатом снов обязательно благодарить жизнь за то, что она так и не началась: так больше шансов, что завтра уж точно начнется.

  • Current Music
    The Cure - Love Song