February 2nd, 2006

dusya

Наблюдение за собственной порочностью и непрочностью.

Когда вместе собираются больше-чем-один прекрасных людей, дивно и нечеловески (кстати, я ненавижу слова "дивно" и "нечеловечески", это лексикон самопровозглашенных ангелов) прекрасных (терпеть не могу выражение "нечеловечески прекрасных", говорящий как бы возвышает себя над теми, кто способен восхищаться лишь земной, человеческой, лишенной терпкой эфирности, красотой), значит, собираются, чтобы замутить великое дело, и начинают мутить, в общем-то, с неизбывным осознанием своей дивной прекрасности и величия дела, игриво подглядывая в неизвенно дивное будущее (ведь это они его делают прямо сейчас) и заигрывая со звездами и гороскопами (ну, подмигните нам, синхронистичность, алле-оп!) и менее крупными небесными телами (сейчас нас заметит старик Державин! а если не заметит, сами вышлем ему свой манифест!), рано или поздно либо они сами, либо гуманные наблюдатели, заметят - и поначалу-то фигня какая-то получалась (разве что подкрепленная пафосным энтузиазмом), а сейчас и вовсе рухлядь сплошь. Пыль кругом, грязь, какие-то устаревшие и немощные сидят на обломках того, что и целым-то никогда не было, и решают, быть или не быть в этом месте городу-саду или все-таки разбить садовый паралич несколькими метрами правее. А потом долго бьют друг другу ветхие морды, потому что совершенно невозможно выяснить, кто все-таки был на несколько метров правее, конечно же, я, только меня никто, как всегда, не понял.
  • Current Music
    i'm dying. i hope, you're dying too.