?

Log in

No account? Create an account
Словарь странных слов [entries|archive|friends|userinfo]
deja vu смерть

[ website | shesmovedon ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

October 2nd, 2005

О жизни: Алиса, аукцион, Терри Гиллиам, Земфира. [Oct. 2nd, 2005|02:44 pm]
deja vu смерть

Прошлая неделя прямо таки сияла людьми - началось все с явления Атморави (все-таки теперь он похож на Брайана Молко, да-да, непростительна привычка всех сравнивать, но это ведь не для министерства печали и информации) и странных песен Игоря Лавинского (он удивительно напомнил мне Стивена Уилсона - это при том, что он поет совершенно другую музыку и выглядит тоже не так, к счастью), а потом случилось главное: приехала Алиса! Алиса, правда, приехала не насовсем, потому что ее муж Костя нашел работу китайским послом в чайном квартале города Уморя, поэтому перед окончательным излетом в город Уморя наши отважные путешественники, пережившие европейскую Радугу, вернулись в Минск, чтобы забрать кое-какие вещички и показать нам девочку-младенца Василису.

Девочка-младенец Василиса, уже давно не ползающая пыхтящим Мересьевым, очаровала меня бесповоротно: при нашей первой встрече она тут же схватила меня за палец и потащила в потайную комнатку своего отца Кости, где висели различные картинки на стенах - показав мне всех "дядь", всех "теть" и всех "мяу" (тигра, леопарда и обезьянку), младенец Василиса ткнула пальчиком в изображение Будды и со значением сказала: "Будда!". Я кивнула, внезапно испугавшись прикосновения к сакральному. Потом младенца Василису посадили кушать борщ. "Борщ, борщ!" - на высоких частотах верещал младенец, потом схватил ложку и принялся черпать борщ самостоятельно. Правда, когда Василиса распробовала борщ, она мрачным басом сказала: "Бооорщ..." и разрыдалась: оказывается, бабушка приготовила хреновый борщ. Я была в восхищении, честное слово!

На следующий день выяснилось, что вещичек у семьи Алисы слишком много. Пришлось устраивать аукцион: Алиса и Костя пригласили нас всех (это теперь очень мало человек, четыре-пять от силы) в старинную еврейскую квартиру, где они когда-то жили вместе с портретом Шолом-Алейхема, задвинутым за диван (вместо прекрасного еврейского писателя предприимчивые Бизяевы повесили на стену плакат с изображением раскуривающего косяк Боба Марли). Теперь Шолом-Алейхем, грустный и похожий на Чехова, висел на положенном месте, а вокруг него красовались чугунные канделябры, которые, оказывается, тоже были когда-то предусмотрительно засунуты на антресоль. Висел и портрет Максима Богдановича ("Ну антикварные канделябры - это ладно! Но я не понимаю, чем БОГДАНОВИЧ тебе не угодил!" - хватался за голову Костин дядюшка, вернувшийся из Америки и увидевший, во что молодая семья превратила его квартиру). На столе была навалена куча барахла - это были вещи, которые Алиса решила продать с аукциона. 

Альгиз тут же внимательно посмотрел на Алису и купил стол. Сумку с чехлом для мобильного телефона купил Антон. Анна купила лист глупой синей бумаги. Я чуть не купила какие-то ностальгические письма, которые сама же писала Алисе лет семь назад, но, к счастью, Алиса быстро догадалась, что ностальгией торговать грешно - посему она тут же отдала мне кучу каких-то бумажных объектов нашего с ней общего прошлого, в том числе портрет фывы на фоне ночного города, плакат "Джона Леннона из 813-й" (все это тут же было отдано Максу), "клавишу контроль с концерта Без Билета 1999 года", бел-чырвона-белый флаг, с которым мы ходили на все концерты в 1997-1998 и омерзительную книжку ***** ****** (спустя два года я отредактировала эту запись из уважения к автору книжки, хаха). Коробку с карандашами и "прекрасную белую хлебницу, в которую помещается две маленькие булочки!" я купила за деньги. Потом Антон расчувствовался и купил "картину авторства Александра Рымкевича" (за три доллара, кажется), а Максиму отдали все остальное барахло, которое никуда не помещалось - пришлось отдолжить у Алисы огромный рюкзак, в котором они таскали Василису по всей Европе. Потом пришли друзья Кости, мальчик и девочка - Алисины вещи не значили для них ничего сакрального и не представляли никакой опасности, поэтому они купили больше всего вещей: "рюкзак прямиком из ирландии", "свечку-розу ароматическую" и что-то еще. Все происходящее больше всего напоминало ритуал а-ля "Эту говнотерку подарил Джуро Петрович!", только наоборот.

- Кстати, о говнотерках, - улыбается Алиса, - Помните, вы мне дарили говнотерку? Теперь - о-ла-ла! - вы можете забрать ее назад!
Мне пришлось отказаться, потому что к говнотерке наверняка прилагалась вторая книжка ***** (вроде бы Алиса втюхала ее потом кому-то другому).
Антон был очень расстроен. "Алиса, Алиса, ты ведь не отправляешься на небеса, правда?" - испуганно спрашивал он.
"Татьяна, только ты не умирай, - просил меня Максим, - Потому что когда я соберу всех, чтобы продавать и раздавать твои диски, это будет так хлопотно, что я сойду с ума".
"Ыыыыы", - задумчиво говорил Альгиз, читая нашу новую рубрику для "Музыкальной газеты".

Уже дома я порадовалась, что не забирала лот под названием "Все Алисины конспекты!", исчерканные моими цитатами из The Who и Jethro Tull и перемежающиеся с гигантскими записками периода 813-й: АРИНУШКА! В ХОЛОДИЛЬНИКЕ ЛЕЖИТ КУРИЦА, ПОЖАЛУЙСТА, СЪЕШЬ ЕЕ!!! Я бы наверняка сошла с ума, хватит, хватит, надо уметь жечь собственные воспоминания. Да и грех умиляться старой записке про курицу - я даже не помню, откуда у нас в общаге взялась курица, видимо, мы ее украли.

На следующий день благодаря Антону я посмотрела замечательный фильм Терри Гиллиама про братьев Гримм (очень странно, почему все кинокритики его ругают?), а на следующий за этим днем день - сходила на концерт Земфиры, которая отчего-то теперь сидит за пластмассовым роялем и поет песни "Битлз". Этот концерт Земфиры мне понравился больше прошлого концерта Земфиры, который был три года назад - тогда у меня в сумке были настоящие фотографии Роберта Смита и я больше всего на свете мечтала о том, что мне сейчас вспоминается разве что в качестве странного и очень неприятного сна. А теперь у меня в сумке лежал ипод с новым диском Neoangin, а мечтаю я только о правильных и практичных вещах: дописать диссертацию, к примеру, или сшыть Лютику на зиму меховой гамачёк.

Link20 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | October 2nd, 2005 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]