April 21st, 2005

dusya

Новые миры, только руку протяни.

Первая часть: приключения Пузынского и Махечкина в Целлофановом Мире. Они представляют себя рыбками, решившими вдруг заглянуть за студенистую мякоть аквариума.
Часть вторая: Пузынский и Махечкин в Мире Чорной Пыли. Прячутся от пыли на потолок, коротают минутки за четырьмя видами секса: "земляника со сливками", "черника в йогурте", "белый безоблачный", "танклявыя аблокі".
"Это очень белорусское слово - танклявыя!" - говорит радио. Махечкин, сосредоточенно выкусывая из щеки кусочек мяса, выбрасывает радио в окно: неделей раньше оно нагадало ему ракмозга.
Часть третья: Пузынский и Махечкин спускаются в Цементный мир. Катаются на карусельном козле, плавают в ведерке жирного топленого масла, слушают диски Butthole Surfers.
Часть четвертая: оба-на! Пузынскому выставили счет за телефон! Махечкин тут же собирает все деньги и уходит дальше, в Мир Строительной Пенки, на прощание оставив Пузынскому открытку, где нарисована Библиотека и написано: "А в Варшаве на центральных улицах продают коников из говна по пенцьдзесент злотых. Иди и купи". История заканчивается двумя одиночествами. За цементным миром - Мир Нюхаем Краски, но они решили остановиться за полминуты до совершенства, чтобы памятная доска была прикручена к лестнице, а не глупому окну на чердак.

"У меня завтра гости", - говорю я в предполагаемой пятой части, взглядом пропутешествовав по распаду всех четырех миров, обозначенных в границах моей квартиры.
"Будут вместе с тобой мешать в ванночке цемент", - отвечает литературный креатор.
sometimes it feels impossible

  • Current Music
    Mercury Rev - Vermillion